Бойцовый кот Мурз (kenigtiger) wrote,
Бойцовый кот Мурз
kenigtiger

Categories:
  • Music:

Продолжение обещанного текста номер 2

Начало тут.



Лирическое отступление. О победе.

Копаясь во всевозможных закоулках военной истории, я обнаружил интересную вещь. Большая часть громких побед в мировой истории, которые принято считать образцами полководческого искусства, представляют собой вовсе не чудеса в стиле «одним махом семерых побивахом». Это победы не при соотношении сил 1 к 10 в пользу проигравшего, или 1 к 5. Это победы над примерно равными силами, или над силами в 2, максимум 3 раза большими. Но это победы решительные. Такие, после которых одна армия в страхе бежит с поля боя неорганизованной толпой, а другая, остановив чеканный шаг пехотных колонн, пускает вслед врагу конницу, кромсающую беглецов направо и налево.
Вспомним, формально Наполеон побеждал русских и при Эйлау, и при Бородино, но добавили ли ему славы эти кровавые победы, заканчивавшиеся тем, что армия занимала большое поле, покрытое своими и чужими мертвецами, а противник, сохраняя порядок, боевой дух и управление, отступал к следующему такому же полю?
Суть тактики не в том, чтобы просто броситься строем на строй — так скорее всего не победишь того, кто превосходит тебя в силах двухкратно или трехкратно. Тем более, не победишь его решительно и с минимальными потерями. Суть в том, чтобы максимально использовать выгоды своего положения и невыгоды положения противника, расположить войска сообразно их опыту и виду оружия, создать в нужный момент в нужном месте критически важный перевес в силах и, нанеся врагу поражение в этой точке(или точках), занять еще более выгодную позицию, позволяющую еще сильнее нейтрализовать силы противника и с наибольшей эффективностью использовать свои, нарушить управление армией противника, сломить его волю к сопротивлению, посеять в его рядах хаос и страх. Уничтожать при этом непосредственно в бою большую часть вражеской армии вовсе не обязательно — она побежит и попадёт в плен или рассеется по окрестностям. То есть сама себя нейтрализует, потеряв мотивацию быть армией.
Война — это искусство минимального применения силы с максимальной эффективностью. Часто — это вообще искусство правильной демонстрации силы, уклонения от ее прямого применения, искусство непрямых действий. Хороший пример — Холодная война. Американцы не раскатали в блин ни одной нашей танковой армии, не потопили ни одной атомной подлодки. Они победили без большого, открытого столкновения. Это была идеальная победа по Сунь-цзы — большая часть проигравших только после поражения узнала, что против них, оказывается, велась война, и их судьба — сдохнуть в концлагере, в который они сами радостно прибежали. Армии сами бросили оружие, подлодки сами встали на прикол. Уставший от груза, которым Холодная война давила ему на плечи, русский надломился и плюнул на всё. Шесть соток. Спирт «Роял». Сидеть дома у телевизора.
Тысячи лет человеческой истории от того же самого Сунь-цзы до нашего более-менее современника Лиддел-Гарта дали нам массу военных максим, отражающих различные шаги по ступеням на пути к победе. Опереди противника, захвати инициативу, заставь его не бить, а ожидать удара, заставь его разделить свои войска на части и атакуй их своими, собранными в кулак. Есть возможность - не бей в лоб, зайди с фланга и в тыл. Пусть твои войска идут порознь, но к одному полю боя в одно время, а вражеские войска забьют одну дорогу и опоздают соединиться. Заставь противника наступать там, где ему неудобно наступать и обороняться там, где ему неудобно обороняться... Фундамент же любой грамотной, победоносной стратегии один - навяжи противнику свою волю и сломай его психологически, лиши его всякой видимой цели сопротивления. Дальше всё просто - «Все побежали, и я побежал».


Часть 5. Структура работы Сопротивления.

Надеюсь, из лирического отступления всем стало понятно, что убивать всех коллаборационистов подряд — вовсе не самый оптимальный путь к победе. Для того, чтобы «подсветить» наиболее выгодные цели, наиболее наглых колабов, ликвидация которых произведет наибольший эффект при наименьших затратах, должна существовать не обязательно единая, но достаточно мощная информационная система Сопротивления, работающая вполне легально и дающая людям информацию о наиболее вопиющих случаях ущемления интересов русских.
Сейчас националистические движения годами бьются за сторонников между собой, бьются за авторитет, репутацию и т.д. И вот в один прекрасный день в далеком Приморье кто-то восстаёт против колабов с оружием в руках. Восстает уже просто потому, что всё, край, дальше терпеть невозможно, восстает не очень умело и т.д. И в один день он, этот человек, становится куда авторитетнее всех «политических» вместе взятых. И все вместе взятые устраивают массовый перепост любых слухов о нем и мегафап по этому поводу, лишь бы приобщиться к событию. И закономерно выставляют себя на посмешище Гутнику, стебущемуся над «кабинетными рейнджерами».
Так может быть легальной части Движухи(ТМ) изначально работать не на создание собственных сферических авторитетов в блогсфере, а на максимально полное, достоверное освещение любых случаев открытого силового противостояния русских и коллаборационистов и на помощь людям в этом противостоянии? На целеуказание.
Вот представим себе, что то же ДПНИ реализовало свой ацкий план РОКОТ. Но не только под численное увеличение митингов и маршей, а под грамотную информационную работу на местах. Происходит случай, аналогичный приморскому. Что будет?
Во-первых, широкие энторнет-массы изначально узнают об этом случае от одного из местных корреспондентов, работающих на ДПНИ, еще в тот момент, когда власти склонны замолчать случай. Власти в ответ начинают залив случая помоями. «Сепаратисты, брошюры Аль-Каеды, психопаты, готовили теракты, убивают всех подряд, связаны с чеченцами». В это время людям на месте уже перекидывают финансов на разъезды по местам событий, и к моменту пика медиа-высеров в сети уже лежит видеоотчет с места событий. Ничего не нашли, никого не поймали(или поймали, тогда кого, кто такой, в чем обвинен), никто про сепаратизм ни в курсе, пока причастность к тому-то и тому-то под вопросом и т.д.
Собственное сетевое СМИ. Не в плане того, что оно работает только в сети, а в плане того, что принцип организации сетевой и строится всё совершенно неофициально, на энтузиазме и желании людей внести свой вклад в общее дело. Сделать его не как один из вторичных органов, не как рупор и зеркало для митингов и пикетов. Сделать такой проект как основной и самоценный. Не как механизм пеара, а как механизм собственного сбора и собственной обработки информации.
Вы спросите - А зачем работать на такой проект? Кто мы будем в час «Ч», когда Кровавый режым(ТМ) издохнет от цирроза и полимерного поноса, и надо будет стройными рядами под знаменами с красивой символикой идти грабить корованы брать власть? Вы будете на шаг впереди. Вы уже будете властью. Вы будете иметь достоверную информацию о том, что и где происходит, в условиях, когда ее не будет ни у кого. И ваша структура связи станет основой работы новой власти. Достаточно мощная мотивация, циничненькие вы мои?
Самое интересное и самое печальное, что все эти идеи, идеи о том, как и что делать по уму, витают в воздухе, частично кое-как кое-где воплощаются. Но общая инерция и подражательство толкают на прежние пути — резать бошки первым попавшимся таджикам или глубокомысленно рассуждать о кораблестроении на палубе тонущего корабля.
Тем временем стихийное течение событий, в том числе совсем недавних, дает нам примеры и правильной постановки задач, и правильного их решения. Например, идею перехода от бесконечной битвы с буратинами к борьбе с теми, кто их сюда завозит, озвучил еще БОРН. И первая грамотная ликвидация по «наводке» национал-патриотических информационных ресурсов тоже прошла вполне успешно. Был уничтожен не какой-то абстрактный мигрант - дворник, грузчик, мелкий торговец, а «Черный ястреб», безнаказанно резавший русских вместе со своими дружками и собиравшийся уйти от ответственности. Опять же, очень показательная история приключилась с судьей, который что-то там говорил про «убивать русских».
Пока что это все частные примеры, на базе которых надо выстроить четко работающую двухзвенную структуру Сопротивления. Первое звено - открыто существующий информационный фронт, объединяющий русские информационные ресурсы и правозащитные организации, прикрывающий русское жизненное пространство и берущий в фокус любое вторжение колабов в его пределы. Второе звено — малые автономные группы партизан, получающие общую информацию о вторжении от первого звена через открытые каналы, конкретизирующие ее собственными средствами разведки и ликвидирующие физически наиболее активных коллаборационистов, задействованных в этом вторжении.
Звенья эти между собой связаны быть не должны, «засвеченные» люди, занимающиеся информационной и политической работой, должны быть четко отделены от теневых структур, занимающихся ликвидациями. Убийство по политическим мотивам, совершенное не киллером по заказу, о котором кто-то мог бы слышать или случайно знать, а партизаном в целях защиты интересов народа, оно, при должном уровне исполнения, практически не раскрываемо (если, конечно, исполнитель будет держать язык за зубами, а не начнёт хвалится друзьям, кого он давеча «вальнул»). И термин «партизан» вместо «террорист» здесь вполне уместен. Террорист использует именно принцип коллективной ответственности, когда оказывает давление на власти, уничтожая или захватывая в заложники простых граждан. Партизан же проводит целевые акции возмездия, в которых не должны пострадать простые люди.
Вижу растерянность и недовольство на лицах сочувствующих — а как же «уйти в леса»? А как же фся романтега? Робин Гуд, Уильям Уоллес, Стенька Разин, Емельян Пугачев? А зачем? Зачем уходить в какие-то леса, лишать себя всех тех возможностей, которые предоставляет горожанину город? Зачем жить и драться там, где ты не умеешь, где тебя достаточно легко найти, окружить и уничтожить? Какой смысл убегать из огромного человеческого муравейника, где спрятаться гораздо проще, чем в лесу? Результативное прочесывание силовыми структурами участка леса площадью в несколько десятков квадратных километров по следам партизан, оторвавшихся от погони на дороге и «ушедших в леса», легко себе представить. Силовики имеют куда больше ресурсов и просто наращивают силы, вовлеченные в непрерывный поиск, пока измотанная жертва не упадет без сил. А как искать человека, ранее органам не знакомого, которому удалось оторваться от преследования в большом городе? Полностью парализовать жизнь в паре-тройке районов или как? Задачка, да. Так зачем уходить в леса, когда здесь, в городе, и удобные базы, и основные цели, и источники информации о них, и возможность вполне легально, не подвергаясь лишнему риску, заработать на необходимое оружие и снаряжение?


Часть 6. Мрачные перспективы ответных действий.

Итак, предположим, у нас появилась искомая структура, то есть выполнена задача максимального выведения из-под удара своих сил. Энторнет-розжыгатели перестали тупо розжыгать, а стали искать и «выцеливать», информационно подсвечивать наиболее зарвавшихся коллаборационистов. Просто находить и выдавать в Сеть информацию. Ну а небольшие, 3-5, крайний случай — 7-10 человек, замкнутые и не афиширующие самого факта своего существования, группы, начали их ликвидировать, соблюдая два главных правила таких акций возмездия — адресность и анонимность. Как именно должны работать такие партизанские группы, я подробно опишу в следующем тексте, опираясь на известный мне опыт ЧБ 2005-2007 гг, а сейчас рассмотрю возможные перспективы развития Движухи(ТМ) в указанном формате и, главное, перспективы ответных действий властей.
Конечно же, есть масса минусов в описанной изолированности политической структуры Движухи(ТМ) от силовой и, в свою очередь, силовых элементов, весьма малоразмерных, друг от друга, однако это необходимые условия развития на данном этапе. Сейчас ФСБ и МВД, интересы высшего руководства которых являются в значительной степени отражением интересов различных групп в политическом руководстве страны, еще могут уделять должное внимание борьбе с национально-освободительным движением в том формате, в котором оно существует. В случае, если произойдет переформирование его по описанной схеме, силовики столкнутся с одной стороны с тем, что для достижения сколько-нибудь значимого успеха в борьбе с партизанами понадобится существенно больший расход ресурсов, а с другой стороны - с тем, что общий поток ресурсов сужается и намечается та самая, весьма плотная, внутренняя борьба за него. Начнутся попытки втянуть националистов в эту борьбу в интересах какой-либо из сторон, вследствие чего достаточно активно проявят себя и могут быть выявлены агенты влияния и осведомители, проникнувшие в национал-патриотические организации. И по мере того, как силовые структуры коллаборационистов будут все больше увлекаться борьбой за всепобеждающее бабло и рычаги его перераспределения, национал-патриотические организации как политические, так и силовые, получат достаточно возможностей для плодотворного сотрудничества и подготовки к объединению.
В идеале, по мере того, как власть будет терять власть, контроль над ситуацией, начиная с самых низших уровней, проявляя к ней все большее безразличие на фоне глобального столкновения интересов наверху, начиная с этих же самых низших уровней начнут объединяться партизанские ячейки, составляя пока еще не постоянные единые структуры, но будущее ядро и каркас отрядов самообороны, которые, если понадобится, возьмут на себя защиту общественного порядка в тот момент, когда ход Событий(ТМ) выйдет из под контроля устроителей госпереворота, и крупные города страны, находящейся в условиях крайней экономической нестабильности, окажутся под угрозой явления, метко названного в свое время Костей Крыловым «азербунт». В этом случае он будет уже не специально спровоцирован, а возникнет вполне естественным путем — всем трудовым и не очень трудовым мигрантам станет очевидно, что больше у них заработать в Москве не получится. Как результат — массовое желание взять побольше и убежать подальше. Именно этот момент, момент болезненного изъятия удавки, сдавливающей общество, воспрещающей его гармонизацию и нормальное развитие, то есть уничтожение активных антирусски и паразитически настроенных структур национальных диаспор, послужит ключевым моментом единения боевых отрядов Сопротивления.
Классическим образом устроенная Движуха(ТМ) имеет все шансы быть перемолотой в спровоцированном властями азербунте, о возможности которого, особенно в условиях кризиса, уже неоднократно было сказано. Власти, не испытывающие постоянного силового давления со стороны партизан, легко обескровят в уличных побоищах с мигрантами классически организованную Движуху(ТМ), после чего все уцелевшие герои поедут на казенные харчи за «участие в массовых беспорядках», когда милиции и прочим структурам дадут команду прекратить безобразия. В то же время действия в формате вышеописанной «двухзвенки» приведут к тому, что верхи не решатся на подобную масштабную провокацию в условиях жесткого внутреннего противоборства, и все произойдет само по себе уже в тот момент, когда никаких приказов никаким силовым структурам отдать возможности уже не будет.
Впрочем, никто не будет сидеть сложа руки, пока такие приказы можно будет отдавать. Полагаю, что в ответ на ярко выраженную “двухзвенную работу” милиция и ФСБ просто начнут сажать наиболее активно работающих “легалов” по обвинению в убийствах колабов. (Так что перед тем, как начинать правильную информационную борьбу, рекомендую сходить к стоматологу, потому что зубы – наиболее уязвимое место “сидельцев”. Зубная боль в условиях, когда единственная доступная медпомощь – таблетка анальгина, на некоторых действует весьма угнетающе. А зоновская стоматология – это, как правило, “один лечим - два калечим” и “хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается”.) В принципе, это вполне логичная схема действий для оккупанта. Не поймав скрывшихся в лесах партизан, он берет заложников из местного населения или просто уничтожает это самое местное население в населенных пунктах поблизости от места проведения акции. В нашем случае “местное население” – это не абстрактные россияне, а русские, имевшие смелость публично заявить о своих взглядах на сложившуюся в стране ситуацию. Для россиян подобные судебные процессы будут носить воспитательный характер – “сидите тихо по домам и молчите в тряпочку, тогда мы вас не тронем”. Тронут, конечно же, тронут, но не “ежовой рукавицей”, а “невидимой рукой рынка”. Классический пример такой посадки “не пойми кого не пойми за что” нам ФСБ уже предоставило – Тихонов и Хасис. Надо будет, у каждого легала внезапно обнаружат под подушкой ствол, а то и целый Погребок Сары Коннор(ТМ).
Если кому-то не нравится такой расклад и кто-то захочет повозмущаться “зверствами кровавого режима”, я вам сразу сообщу, что ви таки не понимаете фундаментального принципа партизанской борьбы. Любое партизанство – это всегда размен своих “гражданских” и “мирных жителей” на вражеских солдат. Если нету регулярной армии – да, воюют так. И каждый пущенный под откос поезд, каждый разгромленный гарнизон – это повешенные “за помощь партизанам”, это сожженные деревни. Каждая смерть вражеского солдата или колаба – это угроза смерти для своего. И защитить своих в этой ситуации можно только
а. не засвечивая в сети лишних людей и связей с ними
б. правильно работая с информацией и ее подачей в Сеть
в. обеспечив неизбежность возмездия в отношении тех, кто занимается “репрессиями”. Неизбежность того, что тот, кто сегодня отправил за решетку еще одного русского патриота, завтра сам будет уничтожен партизанами.
В Приморье, где не было никаких реальных партизан, где группа пацанов, доведенных до отчаяния милицейским беспределом, открыто “закусилась” с милицией и после этого попробовала уйти и “лечь на дно”, все это уже было. Милиция, хватающая людей на улице и избивающая их до полусмерти, пытки родственников в ближайшем отделении. А ведь это только начало. Не нравится? Страшно? Что мне вам сказать? Скачайте и посмотрите советское кино про партизан “Иди и смотри”. Это еще не самая черная партизанская чернуха о том “как оно бывает в средней полосе”. Сцены скармливания пленных немцев свинкам из подсобного хозяйства опущены, да.
Чем более эффективно будут работать партизанские группы, тем сильнее будет пресс властей на “легальное крыло”, тем большая эффективность потребуется для того, чтобы нанести ответный удар. В общем, нервы и кровь в возрастающем количестве. Пока режимчег не задохнется. И никакой романтеги и прекольных фотожаб.

Часть 7. И еще об организации.

Естественно, только работой в формате “двухзвенки” ограничиваться нельзя. Если необходимая нелегальная работа и силовые акции в рамки этой схемы укладываются, то значительная часть легальной (но не афишируемой) работы серьезно за эти рамки вылезает. Я имею в виду не только структуры, работающие по насущным вопросам посильной помощи русским активистам, пострадавшим от Кровавого Режыма(ТМ), но и сетевые структуры, занимающиеся подготовкой к обеспечению восстановления страны после Событий(ТМ). Поскольку с первым вопросом все вроде бы более-менее налаживается, людей в беде не бросают, скажу немного по второму.
Важнейшей работой для будущего России является сохранение имеющихся технических знаний и навыков, технологий. Я не о модернизациях-инновациях сейчас говорю, это все очередная мифология для обывателей, а том, что уже есть и что на глазах медленно тонет в окружающем болоте безответственности и пофигизма. (Какая может быть модернизация и инновации в условиях, когда уровень простого среднего образования упал ниже плинтуса?) Технарям, которые занимаются поддержанием работы производственно-технической, топливной, бытовой и информационной инфраструктуры надо задумываться над тем, как мы все тут будем жить после Событий(ТМ). Вряд ли помощь становлению единого русского национального государства будет в интересах кого-либо из “больших игроков” на мировой арене. Скорее, наоборот. Раз истечет срок эксплуатации России как единого целого, и События(ТМ) это наглядно покажут, значит не в коем случае нельзя дать России остаться единым государством. Нас будут по возможности давить, “перекрывать кислород”, будут пакостить по мере возможности, прикармливая любых врагов единого сильного государства. Режим санкций и эмбарго на все-все-все гарантирован любому новому правительству, которое заикнется о восстановлении страны вместо очередной “демократии для нищих”. Закупить множество необходимых вещей мы не сможем, придется делать самим, поэтому технарям во всех отраслях народного хозяйства следует задуматься о сохранении знаний и навыков, подготовке молодежи себе на смену. Молодежи, которая хочет жить в России, а не свалить из Сраной Рашки(ТМ) на первом попавшемся относительно рабочем Сраном тракторе(ТМ). Следует налаживать надежные горизонтальные связи технических специалистов, которые удержат от развала хотя бы часть техносферы в тот момент, когда рухнет весь соответствующий документо- и деньгооборот в исполнении “эффективных менеджеров”.
Наша страна чем дальше от МКАДа, тем больше становится похожа на постъядерные пейзажи Fallout. И я считаю, что восстановить порядок на этом пепелище должна структура подобная по структуре фоллаутвскому Brotherhood of steel. Паладины отвоюют землю у всякой нечисти, а ученые и техники вдохнут жизнь в руины цивилизации. Как-то так.

Эпилог.

Люди проницательные наверняка уже углядели в моем тексте вариацию известного плана спасения Мира от Зла, который заключается в том, чтобы “все хорошие люди объединились и убили наxyz всех плохих”. Так оно и есть, в общем-то, хотя и менее амбициозно. Это план объединения некоторого количества хороших людей для уничтожения некоторого количества плохих. Уничтожение которых в нужное время и в нужных местах окажет необходимое влияние на ход событий. Больше я вам никакого стратегического конструктива предложить не могу, дорогие мои национал-партиотеги. А обобщение тактического опыта силовых акций Чорного блицкрига(ТМ) в 2005-2007 гг ждите в следующем текстеге.
Tags: brotherhood of steel, движуха, позиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 81 comments