Бойцовый кот Мурз (kenigtiger) wrote,
Бойцовый кот Мурз
kenigtiger

Categories:

Обещанный текст номер 3, Подготовка и тактика партизанской борьбы

44.36 КБ

Данный текст является логическим продолжением первых двух (тынц и тынц) текстов, написанных по просьбе камрадов о перспективах развития политической ситуации в России и возможных формах борьбы. Первый текст был о ситуации, второй – о том, что делать, этот, третий – о том, как. Как успешно действовать, не пополняя скорбный список погибших и сидящих ф турме “за идею”. Надеюсь этим текстом таки завершить эпоху многостраничных изысканий на тему “Кто виноват? Что делать?”. Дальнейший ход событий с моей точки зрения каких-то особых комментариев не требует.

События 2005-2007 гг, равно как и более ранние действия группы, ставшей нимношка известной в 2005-2007 гг как Чорный блицкриг(ТМ), оставили мне вполне приличный материал как для исследования непосредственно тактических методов борьбы городских партизан, так и для разработки некоего набора общих правил создания, обучения и повседневной работы таких групп в условиях современной России. (По данным мониторинга ЧБ(ТМ) в 2007-м году в Москве активно действовало несколько таких независимых друг от друга постоянных групп. Актуальными данными по этому вопросу, я, увы, не располагаю.)
При неукоснительном соблюдении этих простых правил эффективность работы группы может превзойти даже самые смелые ожидания, группа может достаточно долгое время не нести потерь и безнаказанно уничтожать противника, постоянно повышая уровень целей. Нарушение правил черевато большими проблемами даже в том случае, если реальная активность группы была минимальна. Как показывают недавние события в Приморье, на пойманных или убитых “партизан”, буде они явят собой подходящие для того кандидатуры, повесят всё, что только можно повесить, включая не только чужие “акции возмездия”, но и обычный попсовый криминал. Ну и вымажут их во всем, в чем только можно, создав очередную страшилку для избирателя. В общем

Учитесь на чужом опыте и чужих ошибках. Своих ошибок вы можете просто не пережить.



Этот текст – руководство для городских партизан.
Партизан – это не революционер, требующий перевернуть систему общественных отношений.
Партизан – это не террорист, использующий террор против мирного населения с целью нажима на влась.
Партизан – это обозленный обыватель, “крестьянин, взявшийся за вилы”, добивающийся освобождения своей Родины от прямой оккупации или колониальной зависимости.
Русский городской партизан не должен вестись на столь милые коллаборационистской власти призывы “убивать чурок и ментов”. Обездоленных таджиков на стройки завезут ещё, в милицию наберут еще один поток безработных дембелей из провинции. И абрек в гелендвагене на пару с чиновником на лексусе будут смеяться над глупыми русскими ребятишками, идущими в тупую лобовую атаку на заботливо выстроенные ими крепостные стены. Необходимо наносить удар за ударом в обход нее и по восходящей – от основания коллаборационистской пирамиды управления вверх, так, чтобы упомянутые граждане все чаще и чаще задумывались, не стоит ли свалить из этой страны, пока сами не попали под раздачу.


Введение.

“Партизан порядка” — это не носитель чисто политической или гражданской активности. Это воин, который пошел добровольцем на “неклассическую” войну, на защиту своей Родины от “неклассической” агрессии.
В нашем случае— “партизан порядка” это человек, для которого идея суверенности, целостности, величия России настолько абсолютна, что, если потребуется, если все вокруг рухнет,— он один, или с небольшой группой единомышленников, станет последним оплотом в сохранении этого суверенитета. И сумеет развернуть его вновь— во всю державную мощь одной шестой части суши.


Е.С. Холмогоров, Партизаны порядка

В предыдущем тексте я обосновал, что наиболее рациональной формой организации повстанческой деятельности является сочетание широкой легальной информационной сети в Интернете, обнаруживающий наиболее явные и опасные посягательства коллаборационистских властей и их союзников на русское жизненное пространство, с большим количеством малых партизанских групп, ориентирующихся по этой информации и уничтожающих наиболее наглых, зарвавшихся врагов, лишая коллаборационистов возможности “попила” русского жизненного пространства в собственный доход. Далее следует рассказ о том, как следует подбирать людей в такие нелегальные группы, как готовить их, как планировать и проводить акции возмездия. С целью максимизации лулзов и пищи для размышлений каждая глава снабжена эпиграфом из “Опыта партизанских действий” Д.В. Давыдова, офицера русской армии, который в чине подполковника командовал партизанским отрядом осенью-зимой 1812 г. Также к чтению настоятельно рекомендуются книги полковника Медведева “Сильные духом” и “На берегах Южного Буга”, рассказывающие о разведывательной и диверсионной работе партизанских отрядов на Украине в 1942-1943 гг, а также воспоминания других известных советских партизан и организаторов диверсионно-партизанской борьбы в немецком тылу.


Глава 1. Состав группы. Подбор кадров, работа с людьми.

…Между тем из двухсот отбитых нами пленных я выбрал шестьдесят не рослых, а доброхотных солдат; за неимением русских мундиров одел их во французские мундиры и вооружил французскими ружьями, оставя им для приметы русские фуражки вместо киверов…
…Одиннадцатого мы отслужили молебен в присутствии гражданских чиновников и
народа и выступили в поход с благословениями всех жителей. С нами пошли: отставной мичман Николай Храповицкий, титулярный советник Татаринов, шестидесятилетний старец, и землемер Макаревич; прочие помещики остались
дома, довольствуясь ношением охотничьих кафтанов, препоясанные саблями и с
пистолетами за поясом…
…Волынского уланского полка майор Степан Храповицкий - росту менее среднего, тела тучного, лица смуглого, волоса черного, борода клином; ума
делового и веселого, характера вспыльчивого, человек возвышенных чувств,
строжайших правил честности и исполненный дарований как для поля сражения,
так и для кабинета; образованности европейской…


Вполне естественно, что боевые группы чаще всего образовываются вокруг людей с реальным боевым опытом, служивших в армии и участвовавших в “локальных конфликтах на территории бывшего СССР”. Помимо необходимого жизненного опыта, эти люди имеют необходимый практический военный опыт и, достаточно часто, связи для получения армейского оружия и боеприпасов (хотя, как позже будет сказано, наличие в группе армейских образцов вооружения – вовсе не обязательное условие успешности ее действий). Это далеко не самый идеальный случай, не исключены и другие варианты появления потенциального лидера группы, однако именно такой наиболее часто встречается.
Если такой человек имел военный опыт, то это, как правило, сержант или прапорщик запаса. Истории о группах, созданных действующими или отставными кадровыми офицерами, тем более офицерами спецподразделений, лично мне кажутся выдумкой или явлением весьма и весьма редким, ибо кадровые офицеры – это профессионалы, и подобная самодеятельная партизанщина их не привлекает. Они привыкли заниматься форменным безумием только по письменному приказу начальства.
Я считаю, что не стоит избыточно полагаться на опыт военных спецподразделений, их систему тренировок и подготовки кадров, методы работы и т.д. Всё это следует в максимально доступной степени изучить руководителю группы и отобрать только то, что пригодно для партизан. Т.е. гражданских людей, у которых нет времени на длительную профессиональную подготовку, нет средств и даже просто возможности найти в продаже армейское вооружение, спецсредства и спецтехнику. Но которые, тем не менее, готовы здесь и сейчас встать на защиту своей Родины и уничтожать коллаборационистов.
Современный партизан – это не спецназовец и не профессиональный террорист. Это не человек, очарованный романтикой партизанщины, слишком восприимчивый к пропаганде или пытающийся с помощью “сотворения чего-то этакого” что-то кому-то доказать. Это не маргинал, пытающийся отвоевать себе подходящее место в обществе при помощи насилия. Это самый обычный горожанин, но при всей своей обычности - сознательный борец за светлое будущее всей страны и свое в том числе, сражающийся доступным оружием с теми врагами, до которых он может дотянуться.
Начиная задумываться над формированием своей группы, ее лидер должен достаточно четко понимать, что подобная задача потребует от него вложения большого количества сил и средств, поглотит все свободное время, повлияет на рабочие вопросы и, в первую очередь, на семейную жизнь. (Пересмотреть семейные сцены Верещагиных из “Белого солнца пустыни”, еще раз подумать, стоит ли.) Организуя подпольную группу, человек не должен жертвовать достигнутой степенью социализации, более того – чаще всего ему придется подтягивать своих бойцов до необходимого уровня этой самой социализации, чтобы полностью исключить возможность внимания к ним со стороны органов и прочих форс-мажоров, коими полна жизнь “асоциальных элементов”. Чем более гладко каждый боец будет вписан в окружающий пейзаж россиянии, наполненный россияйненами, копошашимися в обломках СССР, тем меньше внимания “компетентных органов” он будет к себе привлекать, тем проще ему будет общаться с потенциальными партизанами, которых, кстати, не стоит подбирать из криминальных кругов. Первое и главное для партизана – мотивация. Все остальное учится, тренируется, вырабатывается.
Люди должны быть не просто мотивированы, но и достаточно психологически выносливы и устойчивы для того, чтобы месяцами, а потом и годами жить двойной жизнью. С одной стороны они такие же обыватели, как и все вокруг, пытающиеся выбиться из младшего перекладывальщика бумаг в старшие, с другой стороны они не могут себе позволить тратить добытые средства и оставшееся после их добычи время на обычный свой обывательский релакс и ритуалы статусного потребления. Им придется выстроить между собой и окружающими, соседями по дому, сослуживцами по работе, друзьями и даже родителями, стену из добродушных улыбок и диалогов на житейские темы, за которыми будет прятаться их собственная маленькая война, на победу в которой они будут работать каждый свободный день и час в то время, как окружающие будут отдыхать и развлекаться. Подобное одновременное погружение в общество и оторванность от него – серьезное испытание. И каждому следует хорошо подумать, прежде чем ответить утвердительно на вопрос о готовности к нему. Переоценка своих сил закончится смертью или большим сроком в тюрьме.
В плане физподготовки партизан не должен быть качком, амбалом или даже просто спортсменом-любителем. Достаточно ОФП с упором на ловкость/гибкость, бег, умение преодолевать или использовать встречающиеся на городских улицах препятствия. Партизан не вступает в открытый бой с вражескими “боевыми подразделениями” или даже отдельными “солдатами противника” без крайней необходимости. Нанес удар по цели – быстро отступай. Враг не может охранять все возможные мишени круглосуточно. Выбери уязвимое место и атакуй!
Партизан не должен быть бандитом, должен иметь более-менее пристойное образование и стремиться к повышению его уровня, повышению уровня профессиональной подготовки в той области, в которой работает. Хороший общеобразовательный уровень и эрудиция – хорошая основа для выработки необходимых навыков “импровизации на месте” в тех случаях, когда во время акции происходит что-то неожиданное.
При обучении самбо или айкидо ученика, помимо ОФП, сначала учат правильно падать, а уже потом обучают собственно приемам борьбы. Так же и общую подготовку группы к активной работе, и подготовку отдельных бойцов разумнее всего начинать с отработки “отступлений”. Группа должна составить достаточно гибкий план “залегания на дно” в случае общего или частного провала, должна создать ресурсную базу для этого (деньги, связи и т.д.). Несмотря на все меры предосторожности, любая акция может закончиться массой совершенно не запланированных приключений. К этому нужно быть готовыми. Необходимо помнить о том, что провал с задержанием или гибелью даже одного члена группы означает безусловный уход на нелегальное положение всей группы без исключения. Сами понимаете, это требует немалых материальных затрат.
Что касается возраста участнегов, то некоторые члены организации могут быть действительно весьма молоды, ибо в наше жестокое время дети, лишенные тепличных условий, взрослеют быстро. Растет безбашенное, отчаянно смелое поколение, трезво смотрящее на жизненные реалии. Дабы потом не ставить им голову на место в формате начальственного рукоприкладства по итогам какого-нибудь “залёта”, следует с самого начала объяснить главные простые вещи.
1. Никому не надо говорить о том, чем занимаешься. СОВСЕМ НИКОМУ. Лучшие друзья, любимые женщины и родственники не просто попадают в эту категорию, а стоят на первых местах в этом списке, ибо им на нас, таких замечательных, не только не насрать, но кагбэ даже совсем наоборот. И представления на тему допустимых форм любви к Родине у них могут быть совсем иные. Соответственно, могут последовать попытки вмешательства, приводящие к весьма нежелательным последствиям.
2. Никакой символики – флажков, значков, футболок, татуировок. СОВСЕМ НИКАКОЙ. Никакой тематической литературы. Никаких тематических тусовок, никакого посещения публичных мероприятий типа митингов и маршей. (Чем меня в свое время особенно привлек ЧБ еще в те времена, когда он не назывался ЧБ, а до ЧБ он не назывался вообще никак, так это тем, что у людей не было никакой пафосной атрибутики – названия, символики, никаких пафосных расово верных клятв и партийных гимнов и песен. Было оружие и ненависть к врагу. И они сражались как могли.) Человек, активно занимающийся нелегальщиной, при проявлении к нему по какой-либо причине внимания компетентными органами, и по интересам, и по образу жизни, и по кругу общения должен выглядеть самым обычным обывателем. Раздайте всю символику и литературу, повесьте на стену голую бабу, заставьте полки безобидной фантастикой.
3. Контакты с остальными членами группы следует или, если это возможно, максимально замаскировать под бытовое общение с друзьями, или полностью убрать “в тень”, на незасвеченные электронные почтовые ящики и телефонные номера. 99% того, чем занимаются 99% людей 99% своего времени совершенно не интересно спецслужбам. Задача партизана в том, чтобы, если вдруг он попадет в после зрения спецслужб, он выглядел именно как абсолютно неотличимый от общего фона персонаж из числа 99%, занимающийся чем-то из области никому кроме него не интересных 99% процентов возможных дел. Поэтому ориентировать молодежь следует не на образование постоянной “тусовки на тему“, замкнутой на себя, “со штабом, флагом, пением партийных песен по вечерам и 2,72блей партийных женщин по углам”, а в совершенно обратную сторону. Молодой партизан должен учиться, если он ещё не получил образования, потом – работать, и все это время обрастать обычными житейскими связями и стараться вписаться в окружающую жизнь, а не выделиться из нее. Самый лучший партизан внешне выглядит обычным сереньким человечком из толпы. Одет как все, топает куда-то, как и все, по своим делам, среднего роста, не атлет. Последней мыслью врага, на которого посмотрел ствол двенадцатого или шестнадцатого калибра, должно быть “Никогда бы не подумал!”.

Если молодежь усвоит эти простые правила, то работа в группе станет для нее спасением от быстрой и глупой гибели в очередной уличной свалке с буратинами или пьяной потасовке между своими. Из безбашенно смелых детишек, которые, приперевшись с акции, бросают в угол ружья, кое-как смывают кровищу, наспех перевязываются и садятся играть в “Heroes III”, должны вырасти кадры, которые, перед тем, как сесть играть “Heroes III”, умоются, перевяжутся как положено, переоденутся, почистят, смажут и уберут на положенное место оружие, соберут и выбросят всё остальное палево.
Оптимальная численность действующей боевой ячейки – 3-5 человек, этого вполне достаточно (эти цифры, извените, написаны кровью. Старина Мюллер, несомненно, страдал профессиональной паранойей, но преувеличивал в известном афоризме не более чем в два раза. Кстати, про старину Мюллера и старину Штирлица тоже рекомендуется смотреть, а лучше – читать. Ну и думать, конечно же.).
Специальная и профессиональная подготовка постоянных членов группы и привлекаемых “доверенных специалистов” проводится в следующем порядке. С самого начала группе обязательно нужен медик. Не обязательно прямо включенный в группу человек, которому, тем не менее, можно доверять. Как минимум не слишком разговорчивый и не сильно пьющий студент или студентка медвуза. Медицина плохо и дорого работает “на аутсорсе” в данном случае, лучше, чтобы это был свой человек, способный, что называется, в полевых условиях, хотя бы элементарно “залатать” бойца, который огреб неожиданных приключений.
Вторым по важности спецом идёт слесарь, вовсе не обязательно именно оружейник, просто человек, знающий и любящий “железо”, очень желательно - со своей мастерской, позволяющей чинить мелкие оружейные поломки. Если рации и компьютеры можно ремонтировать у обычных специалистов вполне легально, то с обрезами и пистолетами так не получится.
Очень хорошо, если в команде есть не то чтобы кулхацкер, но хотя бы достаточно продвинутый пользователь, который мог бы объяснить остальным основные правила работы с компьютерами и сетями без совсем уж откровенного палева. Опять же, такой человек, как правило, тащит на себе всю работу с базами данных госучреждений и МВД/ГИБДД, которые есть в относительно свободной продаже.
Также при наличии у группы мото- или автотранспорта очень желателен хороший механик-водитель, содержащий всю технику в рабочем состоянии.
Кроме того, очень может пригодиться хороший адвокат, знающий, кому и сколько занести. На случай, если кто-то из группы спалился в ситуации, которую органы не могу прямо ассоциировать с политической “партизанщиной” и, следовательно, вопросу может быть дан коммерческий ход еще на том уровне, на котором ваши финансовые возможности позволят человека вытащить и дело замять.
Отдельный разговор - внедрение своей прямой агентуры и работа с потенциальными источниками всяческого “инсайда”. Лучше всего, если окрутели неимоверно и чувствуете, что потянете такие игры – в территориальное отделение милиции, и лучше всего сочувствующую барышню на бумажную должность. (По объявлениям набирают, да.) Группа должна обладать достаточными средствами, чтобы доплачивать такой барышне сверх милицейской зряплаты, потому как ваша агентура, даже в случае очень успешного карьерного роста, не получит ну совершенно никакого доступа к “внеслужебным источникам дохода”, распределяемым между сотрудниками и являющимися для всех основным предметом интереса. Зато какое море полезной информации… Причем не только то, что там человек по работе из папки в папку перекладывает и начальникам на подпись носит. Активно это разыгрывать – первейший путь спалиться. Посмотрите вокруг. Ведь все эти снующие туда-сюда сотруднеги, они не просто работают, они еще и болтают. И то поколение, которое плакаты “Не болтай!” серьезно воспринимало, и с теми же служебными бумагами работало по жегловским принципам, оно уже практически ушло…
Если есть ресурсы – управление ФМС местное. Управление налоговой службы, территориальная принадлежность не важна, но вообще “работать” лучше НЕ там, где живёшь. ЖЭКи, жилконторы и т.д. персонал любого из этих мест – источник информации, вовсе не обязательно прямо входящий в группу. “Открываться” такого рода агентуре полностью смысла не имеет.
Если уж совсем крутые – “ходим кругами” и издали присматриваемся к воинским частям, складам армейского имущества. (Это источник если и не оружия, то патронов и крайне полезных армейских расходников типа гранат, дымов, имитаторов, взрывчатки, аптечек с хорошими обезболивающими. В случае глобальных неприятностей у всей страны/города – один из самых важный объектов защиты от буйствующих “этнических меньшинств”.)
Ну и, конечно, Ай-Ти персонал ваших особо жырныхпоцыентов. Знает про своих хозяев всё, и, как правило, таковыми недоволен – по причине жадности и некомпетентности оных. (Осторожно, есть риск нарваться на частную СБ. Это не милиция, “вечера воспоминаний” будут не в отделении, а сразу на природе и с заведомо предсказуемой концовкой.)
Если захочется потренироваться – попробуйте внедрять своих людей в либеральные околопартийные тусовки. Это, как правило, весьма удобная среда для внедрения. Все кругом хотят побольше денег, поменьше работать и побольше светиться перед телекамерами. Люди, которые согласны “работать в структуре” за обычную зарплату, решая оргвопросы, и не попадать “в кадр”, очень ценятся. Быстро оказываются в курсе событий. И опять же – все болтливы сами по себе, плюс интригуют, то есть болтают о других, плюс защищаются от чужих интриг, то есть снова болтают-болтают-болтают… Стой в курилке, слушай, понимающе кивай, вечером пиши Чорному очередную болванку с mp3. Все эти ваши “Салоны Китти” с девочками, подкладываемыми поочереди под всю движуху – мелочи. Женщина, работающая женщиной, для врага куда страшнее женщины, тупо работающей вагиной.
Кстати, был в 2006-2007 разработан замечательный в своей коварности план использования достижений по внедрению агентуры в 2005-2006 гг и выявлению реальных финансовых потоков в тылу у оппозиции, позволявший избежать прямого замачивания “майдана”. Как только начнётся интересное, и “майдан” (“Перестройка-2” это теперь называется, кажется) разрешат, а его именно разрешат, вот как давеча разрешили митинг на Триумфальной, начать аккуратно валить одного за другим “кассиров” и “менеджеров” проекта на разных уровнях, людей с точки зрения публичной политики совершенно незаметных. Так, чтобы спровоцировать внутреннюю грызню вплоть до публичной драки в самый ответственный момент. Интересно, что теперь с этим милым планом…


Глава 2. Необходимая физподготовка и тренировки вообще.

Я заметил, что некоторые партизаны, командуя отдельною частию войск, думают командовать не партиею, а армиею, и считают себя не партизанами, а полководцами. Оттого-то господствующая их мысль состоит в том только, чтобы отрезать противную партию от армии, к коей принадлежит она, и занимать позиции подобно австрийским методикам. Надобно один раз навсегда знать, что лучшая позиция для партии есть непрестанное движение оной, причиняющее неизвестность о месте, где она находится, и неусыпная осторожность часовых и разъездных, ее охраняющих; что партию отрезать нет возможности, - и держаться русской пословицы: убить да уйти - вот сущность тактической обязанности партизана. Мой противник этого не ведал, и потому мне легко было с ним управиться.

Партизан побеждает не силой, а внезапностью, инициативой, неожиданностью атаки, после которой он “растворяется в пейзаже”, поэтому мощная всесторонняя физподготовка спецназовца и долгий тренинг по рукопашке, ножевому бою, стрельбе ему ни к чему. Партизан – относительно дешевый солдат в плане затрачиваемого на его спецподготовку времени и средств. Главное оружие партизана – моцг, усилиями которого он должен себя избавить от необходимости подготовки к прямому открытому бою. Не надо надрачивать на спецназ, особенно кинотелевизионный. Большая часть спецназовских тренировок и разучивание красивых трюков партизану не нужны, отнимут много времени и средств и не дадут зримой прибавки к тому, что вы уже имеете. Минимизируйте возможные проблемы заранее, оптимизировав план акции до того уровня, при котором цель вообще ничего не успеет понять, а к тому моменту, когда милиция получит сигнал о происшествии, вся группа уже будет вне зоны поисков, которую обозначит себе милиция, когда прибудет на место.
Однако при этом все же имеет смысл очертить необходимый набор направлений для тренировки. Из ОФП, как уже было сказано, наиболее важными для партизана являются бег, развитие общей ловкости/гибкости, координации движений. Хорошо бы всем уметь без напряга в нормальном темпе пробегать 3 км, иногда устраивать удлиненные забеги на 5-6 км. Тренировать ускорение метров на 100-200-300 м, “на отрыв”. Считается, что “менты толстые и ленивые”, однако, когда сотруднег понимает, что вот она, убегает от него его звёздочка/лычка/премия, тут уж непонятно откуда силы берутся. К тому же в случае неприятностей не только с милицией придется иметь дело.
На отходе с акции могут понадобиться и некоторые вещи, называемые ныне модным словом “паркур”, являющимся производной от французского названия обычной армейской “полосы препятствий”. Выкидываем все красивые и эффектные кинотрюки, оставляем вещи, полезные в наших условиях - преодоление низких и высоких заборов и ограждений самого различного рода, гаражей и ракушек. Все это - второй шанс на отрыв от преследования после собственно скорости бега.
Кстати, помимо общих тренировок, необходимо разминаться перед каждой акцией, дабы в самый неподходящий момент не подвернуть ногу/потянуть руку и т.д. Мелочь, вроде бы, а может стоить свободы на долгие годы, здоровья или даже жизни.
Из “единоборств” понадобится самая малость. Систематическое изучение какого-либо руко/ногомашества в клубах и секциях соответствующей направленности – вещь полезная, однако демаскирующая в случае “пристального внимания органов”. Цель партизана – быстрая ликвидация объекта и отход. Учить человека тому, как руками-ногами за пару секунд убить другого человека – долго, поэтому в качестве самого простого варианта ликвидации мы будем рассматривать ликвидацию холодным оружием, следовательно, в рукопашном бою нас интересуют опять же приемы, помогающие избавиться от более или менее успешного преследования после выполнения задачи. Это, прежде всего, болевые приемы и броски, позволяющие освободиться от различных захватов, в том числе за одежду и конечности. Удары ногами и локтями в уязвимые точки противника, лишающие его возможности дальнейшего преследования. В системе подготовки современных военных рукопашка используется не столько в утилитарных целях подготовки к рукопашному бою, вероятность которого в общем случае стремится к нулю, сколько для выработки таких полезных бойцовских качеств как уверенность в себе, в своих силах и умение “держать удар”. Городской партизан может обойтись достаточно небольшим набором приемов, позволяющим освободиться от захвата противника и нейтрализовать его на небольшое время, достаточное для отрыва. Не составит большого труда выбрать себе список приемов из того моря инфы по единоборствам, которое есть. После чего придется отработать их до автоматизма - на местности думать будет некогда.
По “ножевому бою” примерно то же самое. Никто ни с кем не собирается “драться на ножах”. Задача – быстро зарезать противника во время внезапного нападения. Просто потыкать ножом в человека – не всегда помогает. “Многочисленные ножевые ранения” в уголовных делах, в том числе и в делах, приписываемых Ацким скенхедам(ТМ), – это не от “особой жестокости”, а просто потому, что “он все не умирал, а я все тыкал и тыкал”. Так что нимношка учим анатомию, запоминаем самые уязвимые места и основные способы их поражения из разных положений. То, что чаще всего придется делать, у военных называется “снять часового”, соответственно копаем методическую литературу в этом направлении. Много бестолковых ранений – выпачкаешься в крови, затянешь время, противник начнёт кричать.
Кроме того, не следует ограничиваться только ножом как единственным применяемым холодным оружием. Есть масса интересных вещей двойного назначения, которые можно носить с собой, не вызывая подозрений – молотки, отвертки и т.д. Они тоже достойны внимания. Опять же, популярные понты с бейсбольными битами – не самый лучший вариант для партизана. Биту трудно спрятать под одеждой, поэтому куда проще купить на рынке черенок для лопаты и отпилить от него подходящий кусок, помещающийся под куртку или в целлофановый пакет. Дешево и сердито – правильный удар сзади такой эрзац-битой вполне себе проламывает череп. Ну и арматура опять же. И хороший самодельный кистень – тоже страшная вещь в умелых руках.
Иногда имеет смысл потренироваться атаковать в паре – один нападает первым, нейтрализуя противника, второй, атакуя с другой стороны, вне поля зрения – наносит удар.
Если удар холодным оружием поставить не получается или нет на это времени, то в качестве полулетального оружия для “вырубания” противника в близком контакте можно использовать травмат с последующим “контрольным” холодным оружием.
Что касается тренировок с огнестрельным оружием, то здесь всё определяется наличием боеприпасов. Как правило, для успешного пользования тем же обрезом или помповиком более чем достаточно десятка выстрелов – надо определиться с оптимальным прицеливанием и удержанием оружия. С пистолетом хорошо бы попрактиковаться серьезнее, но не всегда для этого имеется достаточно патронов, поэтому малоопытному стрелку рекомендуется сокращать дистанции стрельбы и работать сначала “в корпус”, гарантированно нейтрализуя и обездвиживая противника, а потом уже на уничтожение – в голову.
Тем, кто может достать автоматы, винтовки и более интересные вещи, ничего объяснять не надо, они и так в теме.
Для тренировок с любым огнестрельным оружием важным элементом является изучение его устройства и принципа действия, возможных неполадок и способов их устранения. Сборка-разборка, уход за оружием и т.д.
Не самым очевидным, однако необходимым и очень важным направлением тренировок является тренировка навыков скрытого наблюдения, разведки различных объектов и сопровождения целей. Скрытно разведать объект не менее важно, чем быстро и без палева уничтожить его. Для городского партизана 90% успеха – в грамотной предварительной разведке и подготовке, сборе и анализе доступной информации. Учитесь сливаться с толпой, наблюдать “краем глаза”, через отражение в зеркалах, витринах, окнах. Учитесь на автомате не ходить за поцыентом туда, куда можно не ходить. В магазин зашёл? Пройдите мимо и ждите неподалеку от выхода. Проводя разведку в каких-либо специфических условиях, маскируйтесь – курьеры, студенты, проводящие соцопрос, сотрудники соцобеспечения и коммунальных служб. Разведка и наблюдение должны быть настолько “чистыми”, чтобы органы, расследуя “акцию возмездия”, собрав все свидетельства очевидцев и записи видеокамер, не смогли установить или увидеть ничего, кроме нескольких секунд собственно момента исполнения и слабо различимой тени Исполнителя без особых примет.
Необходима и минимальная медицинская подготовка. Боец должен не бояться вида крови, не впадать в ступор при ранении, собственном или напарника, уметь оценить серьезность ранения, перевязаться и помочь в этом товарищу, если понадобится.
Использование портативных радиостанций так же требует некоторой предварительной тренировки и “освоения” техники. Впрочем, о технике и дисциплине связи мы еще поговорим.
Кстати, что касается “полосы препятствий”, рукопашки и прочего – всё это надо тренировать не в спортивных костюмах, а в той одежде, в которой вы будете работать на местности. Да и саму “рабочую одежду” хорошо бы подбирать так, чтобы в ней было удобно не только стоять памятником на одном месте. И, естественно, так, чтобы не жалко было сжечь или просто выбросить, ибо современная криминалистика прекрасно раскручивает даже самые мелкие и, на первый взгляд, успешно замытые следы крови, не говоря уже о следах пороха, остающихся при стрельбе на руках и одежде.

Продолжение следует .
Tags: Движуха
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author