Бойцовый кот Мурз (kenigtiger) wrote,
Бойцовый кот Мурз
kenigtiger

Categories:

Продолжение третьего обещанного текста



Глава 3. Оружие и снаряжение.

Двадцать первого, рано, я ездил в Знаменское, где нашел уже до пятисот человек под ружьем. Вольский мне объявил, что прочие тысяча пятьсот, вооруженные также неприятельскими ружьями, находятся по деревням и в готовности при первой повестке собраться в Знаменское. Он уверял, что рвение поселян так велико, что, в случае нужды, можно набрать в весьма короткое время до шести тысяч народа; но те уже будут вооружены копьями и топорами, а не ружьями. Потрясение в умах возымело действие, направление было показано... Ежели бы мы угрожаемы были миром! Я желал бы более; но тогда и тем был доволен.

Помнится, летом, по следам приморской истории увидел я где-то ссылку на чей-то форумный монолог о предпочтительном для партизан оружии. Мол, автоматы лучше брать такие-то, гранаты такие-то и т.д. Прям как в оружейный магазин человек собирается идти с золотой кредиткой. В реальности же, не имея проверенных связей, достать любой нарезной ствол, хоть нормальный автомат, хоть просто штатный ПМ, не перепиленный из не пойми чего, и не спалиться при этом – большой успех. Что уж там рассуждать, какой Калаш лучше – 7,62 или 5,45 – хоть какой-нибудь достань на чорный день! Если же брать не подготовку к Чорному дню(ТМ), а подготовку к действиям против коллаборационистов здесь и сейчас, то на начальном этапе про всевозможные красивости типа винтовок-автомтов-пулеметов лучше забыть. Неуместная роскошь и лишнее палево. Плюс в некоторых случаях возможность задеть лишних людей.
Рассуждения на тему “Дал бы кто автомат – уж я бы всех перестрелял” – чистая бравада. Хочешь убивать врагов – убивай того, до кого можешь дотянуться тем, что есть под руками.
Холодное оружие. Как уже было сказано, тут подходит несколько как тривиальных, так и оригинальных решений. Ножи, арматурины или все те же эрзац-биты из половинок лопатного черенка, позволяющие сильным ударом проломить голову, тяжелые молотки на длинной ручке (Желательно - прочно, надежно закрепленного, ибо кости у черепушки весьма прочные, а содержимое черепа – вязкое. Дополнительный плюс в том, что молоток вместе с прочим бытовым инструментом (длинные китайские отвертки тоже кой для чего пригодны, но проверяйте прочность посадки ручки) в сумке вызовет гораздо меньше вопросов, чем боевой/охотничий нож.), кистени.
Люди, собирающие большие коллекции всяких страшных и не очень, дорогих и бюджетных, отечественных и импортных ножей, как правило, не используют их для практической резки людей на местности. Партизану же необходимо простое, дешевое, но достаточно эффективное оружие для ликвидации. Без выживальщицкой укладки в ручке и прочих понтов. Самый страшный убийца в уголовной хронике – не острейшая катана, не страшный здоровенный нож а-ля Рэмбо. Звезда бытовой поножовщины – дешевый китайский кухонный нож, купленный на ближайшем рынке - на его долю приходится четверть криминальных смертей во всем мире. Лучше и удобнее - просто надежный разделочный нож-самоделка. Цена вопроса – 1000 р, длина клинка 20-25 см, удобная ухватистая ручка, лучше из дерева. Просто, надежно, ничего уникального, бросить не жалко.
Травматы. Как уже было сказано, они прекрасно подходят на роль замены ножа в качестве средства обездвиживания в том случае, если нет времени ставить правильный удар.
Огнестрел. Обрезы охотничьих ружей. Как Пушкин – наше всё. 12-й,16-й, 20-й калибр. Для удобства пользования мощность заранее подбирается под конкретного пользователя. Не всякий сможет свободно работать 12-м – есть опасность травмы запястья. В ЧБ(ТМ) наиболее универсальным аппаратом считался 16-й калибр со стволами, отпиленными не слишком коротко. Что-то вроде классической козаностровской лупары. Длина стволов – 25-35 см, основная рабочая дистанция – 3-10 м. Люди, легкомысленно называвшие в свое время 16-й калибр с известной моей фотографии “хлопшукой”, просто не видели последствий попадания из такой “хлопушки” человеку в живот метров с пяти. Никакие ПМы и ТТ и рядом не стояли. Кучно идущая дробь 16-го калибра отрывает человеку руку, жакан – ломает сразу несколько ребер, с летальным исходом, естественно. Помповики и охотничьи гладкоствольные полуавтоматы типа “Сайги” тоже уместны, но, опять же, достать труднее, бросать жалко, габариты большие. Обрез в свою очередь прост, компактен, безотказен, разбирается и переносится в небольшой коробке, например от материнской платы компьютера. Гладкий ствол по пулям и дробинам не идентифицируется. Наличие в оружии всего двух патронов компенсируется тем, что в большей части случаев одной таблэтки оказывается более чем достаточно.
По нарезному оружию, как уже было сказано, имеет место быть “форма одежды номер 8” шо с3,14здили, то носим - что достали, из того и работаем. Все технические рекомендации по нему можно прочитать в соответствующей литературе, которой в сети и в книжных магазинах полно. Без нужды по мере возможности это самое нарезное оружие лучше не применять, если, конечно, вы не родня Билла Гейтса и можете себе позволить новый нарезной ствол на каждое дело. Как правило, нарезное оружие, в том числе автоматичекое, составляет резерв группы для экстренных случаев. Например, пистолет или автомат, могут применяться “отсечкой” на прикрытии людей, работающих на коротких дистанциях холодным оружием, травматами или из обрезов, а также в случае отхода, осложненного неожиданным появлением лишних действующих лиц. При чем не столько “на поражение”, сколько под ноги, демонстративно так сказать, дабы остудить пыл преследователей. Вовсе не обязательно преследователи заработали получить эти пули в свою тушку.
Взрывчатка. Пуля - дура, граната - идиотка.(c) Чорный Применение ВВ/СВУ и гранат в черте города при единичных ликвидациях в ЧБ(ТМ) считалось избыточным и опасным для посторонних людей. Если уж и подрывать кого-то/что-то в черте города, то только ночью. Кроме того, исходя из нашего не всегда успешного опыта, могу сказать - работать со взрывчаткой имеет смысл только в том случае, если вы имеете в группе хорошего подрывника и доступ к армейской пиротехнике и ВВ, а самодельные детонаторы лучше использовать только дистанционные. Причем увлекаться описанными в кинофильмах схемками с сотовыми телефонами не стоит - многих моджахедов раньше времени отправили к аллаху рекламные СМС-ки. Ну и за сколько выгорит самодельный запал лучше не проверять, тут и с заводскими изделиями, перележавшими на складах, сюрпризы бывают. Была одна вполне себе опробованная схема - спасибо журналу “Моделист-коньструктор”. Там предлагали при помощи переделанного дачного радиозвонка, работающего на дальности примерно 25-30 м, управлять водяным насосом, кажется. Ни что не помешало некоторым креативным афтарам прикрутить к той же схеме звонка армейский детонатор, батарейки и примитивное электронное реле.
Армейские гранатные запалы УЗРГН-1 и -2, буде попадутся в продаже, следует брать, даже если они идут без собственно гранат. Они прекрасно работают в качестве детонаторов и с самоделками типа алюминиевой литровой банки из-под пива, набитой понятно чем. Да и в блоке с гранатой это отличная “первичка” для мощного подрывного заряда, которым вы решите поразвлечься за городом, где есть возможность подорвать его “поводком” из лески, привязанной к чеке с разогнутыми “усами”. (Из того, что в 2005-2007 гг так и не реализовали, могу привести следующий инновационный проект. В нем небольшое СВУ монтировалось на шасси детской радиоуправляемой игрушки-автомобиля. Один из вариантов использования – доставка магнитных СВУ под авто поцыента на стоянке или в пробке. Ну а собственно подрыв можно учинить в тот же день, при посадке поцыента в машину, запутав таким образом следы.). Впрочем, это всё уже изыски и высший пилотаж. Взрывчатку и детонаторы вояки продают очень неохотно, понимая, что в случае чего геморроя будет существенно больше, чем от патронов.
Транспорт. Авто, уместное в качестве средства наблюдения, а также транспорта людей/снаряжения до и после миссий (эвакуация раненых, перевозка всякого тяжелого барахла по спокойному городу и т.д.), лучше держать отечественное, неприметное, но в 100% рабочем состоянии. Что касается непосредственно исполнения, то в условиях пробок рулят скутера и мотоциклы. Светить мототехнику в боевых акциях, по причине её узнаваемости и стоимости, можно только в крайнем случае, оптимальна она для наблюдения, в том числе за машинами, на которых перемещается противник. (В рубрику следай сам – если кто-то возьмется проработать и реализовать концепцию отечественного “убийства с мотоцикла”, будет крут. Намекаю – мотоцикл влезает в “Газель”, скутер легко грузится в прицеп к машине.Броневик загоняется в трейлер, ЕВПОЧЯ. Кстати, это тоже пересмотрите/перечитайте и задумайтесь.)
Средства связи. Больное место многих афтаров. Увы, до сих пор не все понимают, каким палевом является использование своих обычных мобильных телефонов на акциях, а также в период разведки местности. Логи переговоров, сохраняющиеся у операторов достаточно длительное время, хранят не только номера сим-карт, но и IMEI телефонов, и номера “сот”, через которые транслировались разговоры, в зоне действия которых находились абоненты. Базы, вполне доступные органам, снабжены соответствующим ПО, позволяющим делать выборки и перекрестные проверки. Расследование любого более-менее серьезного преступления, как правило, включает в себя подобную проверку. “Что за номера принимали или отправляли звонки из этой соты до, после и во время случившегося? Часто ли они работают в этой соте? Кто владелец номера и телефона? С какими другими симками работал этот телефон?” и т.д. Поэтому, во-первых – не стоит держать включенным свой “белый” аппарат, с симкой, зарегистрированной на вас, во время “работы” или разведки. Во-вторых – как комплект постоянной “черной” связи, так и комплекты на отдельные акции должны представлять собой не использованные ранее “левые”, т.е. “безымянные”, симки в паре с новыми или бэушными старыми примитивными черно-белыми телефонами, от которых ничего кроме обычных звонков и СМС не требуется. Отработала пара – выкинули. Не жадничаем, дороже выйдет. В-третьих – лучше все-таки с самого начала в качестве “боевой” связи на акциях использовать нормальные рации с гарнитурами. Внешне человек, разговаривающий по такой рации, спрятанной под верхней одеждой, не отличим от того, кто пользуется обычным сотовым. Таки да, купите уже рации. Эльфы всякие, блин, по лесам уже с ними не первый год бегают.
Медикаменты. Увы, случается всякое, надо быть готовыми к самым неожиданным поворотам и иметь на каждой акции у “кэрриера”(см.ниже) полный набор необходимой простой полевой медицины – обезболивающее, перевязочный материал и т.д. Как вариант – автоаптечка, лучше – стандартная армейская. Естественно, всем знать дозировки и условия применения лекарств и прочее в рамках школьного курса ОБЖ. Там же желательно иметь и сменную одежду для исполнителя/исполнителей и емкость на пару литров воды – быстро сменить одежду со следами крови, помыть руки/лицо, если забрызгало чужой или залило своей. Кстати, об одежде. Для тренировок на природе – простой камуфляж. В городе – самая обычная дешевая одежда, удобная, по сезону, без “субкультурных признаков”(не говоря уже о сочетании “берцы+бомбер”). Внимание! – если случилась стрельба, то ВСЯ верхняя одежда идет под уничтожение, а все открытые части тела должны быть обработаны средством для мытья окон – азотистые соединения, которые легко выявляются просто экспертизой. Если в одежде стреляли, скорее всего, эти же легко выявляемые следы азотистых соединений останутся на ней навсегда, поэтому выбросьте в мусорный контейнер подальше от дома.


Глава 4. Подготовка акций, разведка, планирование, информационное обеспечение.

Сделав несколько практических примеров для нападения, отступления и преследования, я в первый раз испытал рассыпное отступление, столь необходимое для партии, составленной из одних казаков, в случае нападения на нее превосходного неприятеля. Оно состояло, во-первых, чтобы по первому сигналу вся партия рассыпалась по полю, во-вторых, чтобы по второму сигналу каждый казак скакал сам из вида неприятеля и, в-третьих, чтобы каждый из них, проехав по своевольному направлению несколько верст, пробирался к предварительно назначенному в десяти, а иногда и в двадцати верстах от поля сражения сборному месту…
…Господствующая мысль партизанов той эпохи долженствовала состоять в том, чтобы теснить, беспокоить, томить, вырывать, что по силам, и, так сказать, жечь малым огнем неприятеля без угомона и неотступно.


По моим примерным прикидкам минимальный период между образованием ядра группы и началом предметной подготовки к первой акции – примерно полгода. За это время группа должна решить все общие вопросы, большая часть которых упирается в накопление материальных средств и закупку всего необходимого. В первую очередь, входя в столь рискованное дело, надо подумать о том, как из него выходить в случае чего, то есть обеспечить себе некий финансовый резерв, который пригодится, если придется “ложиться на дно”, а также место, где это можно будет сделать – желательно дом в сельской местности, не слишком далеко от города, принадлежащий знакомым (не родственникам!), которые не станут задавать лишних вопросов и распространяться о вашем пребывании у них в гостях. (Если вы не просто в розыске, а умудрились, спалившись, начудить несколько 200-х сотруднегов или что-то, что попадает под казенное определение “теракта”, или с вами у кого-то из страших образовались персональные счеты, то такая “лёжка” – всего лишь временное укрытие, которое достаточно быстро размотают за счет наращивания привлекаемых к делу сил.) За то же время готовятся схроны для оружия, закупается и, если требуется, доводится до ума само оружие, закупаются, проверяются и осваиваются средства связи. Параллельно идет общая подготовка кадров, описанная во второй главе, разведка районов будущих акций. (Очень желательно работать не по месту жительства группы, если она организована по территориальному принципу – это резко снижает возможность провала.)
Еще раз - 90% успеха группы и 90% собственно работы по акции – это тихий, спокойный процесс сбора информации о цели, скрытое наблюдение за ней, определение оптимального времени и места для работы, плана действий и проработка различных вариантов развития событий. Именно этому надо учиться, а не ударам ногой в голову с разворота, стрельбе с двух рук и т.д. Еще раз повторю: партизан – это не специально подготовленный диверсант, выполняющий фантастически сложную миссию в зоне постоянного пристального внимания противника. Это человек, который сам, без команды из штаба, находит достаточно жирную цель, прикрытую достаточно плохо и атакует ее в наиболее подходящий момент. Основное на этом этапе – аккуратность и точность. Ошибка на этой стадии может легко привести к гибели невиновного человека, что вызывает внутренние разборки и черевато разгромом организации. Для выявления принадлежащего поцыенту и его семейству жилья и автотранспорта прекрасно подходят базы данных гос.учреждений и словых ведомств. Места работы замечательно выявляются по базе пенсионного фонда – реквизиты плательщика весьма однозначно свидетельствуют от том, что, например, гражданин работает в органах МВД или ФСБ. (Естественно, что диски с любыми подобными базами в плане режима хранения приравниваются к огнестрельному оружию, равно как и ваша коллекция досье на потенциальные цели – всё вместе с отдельным браузером ставится на флэшку и прячется.)
Выбрав цель акции, какого-либо активного коллаборациониста или пособника коллаборационистских властей, установите место его работы и, обнаружив его на выходе оттуда, начните за ним скрытое наблюдение для выявления характера ежедневных передвижений. На одном из постоянных ежедневных маршрутов выберите удобное место ликвидации так, чтобы, с одной стороны, оно не оказывалось в кольце возможных точек активности сотрудников МВД (отделения, опорные пункты, постоянные посты и т.д.) и предоставляло некоторую свободу отхода, с другой стороны – чтобы предоставляло возможность атаки на короткой дистанции вне зоны видимости для случайных прохожих. Считается, что ничего лучше отработанного двадцатилетним опытом киллера подъездного не придумано. Увы, эта схема не работает с охраняемыми поселками и кондоминиумами, да и даже с обычными домами “повышенной культуры быта”. Вариантов на самом деле много, выбирайте оптимальный для конкретного случая. Часто это может оказаться пятачок у подъезда или какой-то проход между домами, не видимый со стороны крупных магистралей, словом совсем не классический вариант, однако в конкретном случае – оптимальный.
Существует и некоторая возможность сезонной оптимизации работы. Разведку, наблюдение и сами акции лучше всего проводить весной и осенью, когда не слишком холодно и нет снега, и не слишком жарко – можно носить верхнюю одежду, скрывающую оружие и рацию, и при этом не выделяться. Собственная зимняя одежда сковывает движения, зимняя одежда поцыента – дополнительная защита для него, а на снегу следы заметнее.
Готовьте акцию и проводите разведку обстоятельно – важны все мелочи, ибо какие-нибудь незамеченные наблюдательные бабульки на лавке у соседнего подъезда могут вам стоить здоровья или жизни. Репетируйте акцию, считайте хорнометраж, обыгрывайте возможные варианты развития событий и подходящие пути отступлений. Если вы не уверены в том, что сумеете отработать и уйти с гарантией до прибытия на место милиции, имеет смысл провести отвлекающие акции. Возможности среднего московского ОВД по оперативному реагированию на ЧП насыщаются, как правило, 2-3 отвлекающими вызовами.
Отдельный важный вопрос – выявление средств видеонаблюдения, проработка маскировки от них или их нейтрализации. Легко вносимые изменения внешности, кепки с большими козырьками и т.д. Камеры, как правило, стоят сверху, крайне плохо пишут лица, в результате ориентировка выглядит как в известном стишке “среднего роста, плечистый и крепкий” (всякие там значки ГТО, сами понимаете, лучше бы поснимать).
Обычно для выполнения стандартной ликвидации требуется группа не более 3-5 человек. Пятеро – Наблюдатель, Исполнитель, Отсекающий, Кэрриер/Санитар, Чистильщик. Причем в случае работы 3-х человек исполнителям приходится дублировать некоторые функции – Наблюдатель вооружается и встает на отсечку, и, соответственно, в роли Чистильщика тоже выступает кто-то из оставшейся тройки. Этот набор – не плод размышлений над кинобоевиками, а результат чисто практического требования не только повысить вероятность успешного уничтожения цели, но и вместе с этим обезопасить участников акции. Первым в дело вступает Наблюдатель, который ведет цель по ежедневному маршруту до “точки передачи” ее Исполнителю, находящейся неподалеку от самого места акции. Расстояние между этими двумя местами выбирается таким образом, чтобы, с одной стороны, поцыент уже не мог никуда неожиданно свернуть с маршрута, а с другой – чтобы Исполнитель, получив по радио условленный сигнал, успевал выйти из укрытия, расположенного рядом с местом акции, там, где его никто не видит, и “встать на точку”. Сдав поцыента, Наблюдатель, если партию играют пятеро, начинает отход, или, если трое, встает на отсечку – в точку на пути отхода Исполнителя, являющуюся контрольным пунктом на наличие “хвоста”. Во втором случае Наблюдатель изначально должен быть вооружен, желательно максимально компактным нарезным самозарядным оружием, т.е. пистолетом. В это время Исполнитель встречается с поцыентом и проводит, так сказать, краткий курс лечения от всего и сразу. После чего отступает один до точки отсечки, а оттуда – вместе с Наблюдателем/Отсекающим, но разными путями. Соединяются они в паре кварталов (не менее километра) от места акции, в заранее оговоренном месте, где их ожидает Кэрриер/Санитар, транспортёр, с рюкзаком или спортивной сумкой, в которой находится запасная одежда, медикаменты и т.д. Помимо одежды, в которой засветился Исполнитель и, в случае неприятностей, Отсекающий, Кэрриеру сбрасывается оружие и того и другого, после чего все трое расходятся. Исполнитель и Наблюдатель, опять разными путями, – в сторону ближайшей станции метро, разъехаться по домам. Кэрриер – к припаркованной где-нибудь в противоположной стороне машине, в багажник которой он кидает сумку с палевом. Пятый участник, или в случае игры втроем, кто-то из этой тройки, на следующий день или через день забирает машину или только сумку из багажника, после чего у себя дома, в другом районе, добавляет грязную одежду к своему бытовому мусору и выкидывает на помойку. (Если машины нет, но есть 4-й человек в команде, Кэрриер в тот же день передает палево ему для уничтожения следов и размещения оружия по схронам.) Замечу, что кроме основной точки сбора тройки, рассчитанной на более-менее спокойный вариант развития событий, следует назначать и запасную, “плохую”, рассчитанную на то, что Исполнителю и Наблюдателю придется отрываться от преследования и петлять по окрестностям.
Особо не рекомендуется неадекватное поведение до акции, во время разведки. Во время разведки ты еще ничего не сделал и имеешь полное право крутиться там, где ты находишься. Статью за тунеядство вроде как отменили. Не надо шарахаться от милиционера или дружинника, на этом этапе самое страшное, что может случиться – отмена акции, если у тебя тупо проверили документы возле объекта.
Во время акции противопоказаны нервные попытки реагировать после исполнения на поведение окружающих, буде таковые внезапно случаются. Твое дело – бежать или уходить (не надо стрелять в бабку, заоравшую “Помогите! Убивают!” или делать еще что-либо столь же глупое, отсечка может среагировать неадекватно, и мы получим тупую бойню мирного населения с понятными последствиями для группы).
Что касается прямых столкновений с сотруднегами органов, то их на акциях лучше избегать, вовремя возвращая себе внешний вид простого горожанина. Улыбайтесь милиционеру. Понятное дело, что многим это занятие ну саавсем не нравится, и тем не менее. Научитесь улыбаться сотруднегам или хотя бы быть безразличными – это очень помогает в работе, особенно на выходе из акций, когда медленная, размеренная текучка милицейской службы вдруг закипает всеобщим “авралом”, и со всех сторон к месту ЧП несутся патрульные машины и пешие наряды ППС. Человека, беспокойно дергающегося при появлении людей в форме, непременно остановят. Человека, который буравит сотруднега ненавистным взглядом и “корчит буку”, непременно остановят.
Несколько раз наши люди уходили прямо борт в борт с милицией именно потому, что умели держать себя в руках и не искать лишних проблем, пока они сами не объявятся.
Улыбайтесь сотруднегам и будьте приветливы. Улыбайтесь до самого последнего момента. Предъявляйте документы, объясняйте, интересуйтесь, что случилось. Или это поможет вам избежать проблем вообще, или даст небольшую фору по времени для решительных действий. Вспомните первую встречу Евгения Фокса и Володи Шарапова. Весьма поучительный эпизод на тему бдительности и способов её усыпления. Кого коробит учиться у киношной уголовщины, возьмите эпизод с пленением немецкого генерала на дому из похождений разведчика Кузнецова. Прибежавшие на помощь немчеги были встречены прекрасной домашней заготовкой, причем одного из них даже утащили в “понятые”. И помните, что милиционер – в общем случае не цель, а всего лишь препятствие на пути к ней и от нее, которое желательно преодолеть тихо и незаметно.
И еще. При правильной, четкой, скоординированной работе “органов” единой командой, при последовательном подключении к делу возрастающего количества спецов, которые свою работу не только умеют, но любят и делают на все 100, 110 и 120 процентов, в том числе и сверхурочно, при грамотном использовании всех имеющихся оперативных методов и технических средств (полностью исправных, разумеется), вся эта городская партизанщина обречена. (Посмотрите ради интереса несколько выпусков документального телесериала “Следствие вели”, увидите, какую безнадегу раскручивала и доводила до поимки преступника такая слаженно работающая система в СССР, когда современной нам техники еще не было.) Равно как обречена любая традиционная лесная партизанщина в том случае, если у противника есть достаточное количество хорошо натасканных ягеркоманд и необходимой военной техники. Расчет партизан всегда строится на постоянном недостатке у противника хорошо подготовленных военных сил для борьбы с ними. В нашем “городском” случае спасение партизан в том, что наша милиция и ФСБ помимо того, что погрязли во внутренних разборках, разрушающих рабочую атмосферу, укомплектовываются все менее мотивированным и квалифицированным контингентом, технических специалистов необходимого уровня не хватает, а техсредства временами становятся жертвой халатности, отсутствия квалификации или тупого попилакбара (надеюсь, металлодетектор на входе в Кровавую Гэбню(ТМ) в Энергетическом переулке они все-таки починили, а то это уже из серии “за державу обидно”). Кроме того проверено, что в случае мелких залетов без внешних признаков политики и экстремизма, имеющаяся степень коррумпированности нашей милиции иной раз позволяет “решать проблему на месте”.
Естественно, никак пиарить причастность партизан к осуществленным акциям не следует, равно как и объявлять о том, что “Организация такая-то берет на себя ответственность за ликвидацию поцыента такого-то”. Неизвестность пугает и запутывает. Если есть хотя бы малейший шанс на то, что убийство будет расценено как результат коммерческих или хозяйственно-административных разборок, не надо этот шанс уничтожать, пусть будет. Более того, зачастую наиболее выгодно бывает провести ликвидацию именно тогда, когда, исходя из результатов вашего наблюдения за объектом, это подтолкнет коллаборационистов к активизации внутренних разборок за власть и деньги. Шестеренки механизма, еще недавно обильно смазывавшиеся маслом взаимного доверия, совместных пьянок-гулянок-саун-с-девочками, начав работать “по сухому”, будут достаточно быстро разрушать друг друга.


Заключение. Еще раз о главном.

Верьте, князь, ручаюсь честью, что партия будет цела; для сего нужны
только при отважности в залетах - решительность в крутых случаях и
неусыпность на привалах и ночлегах; за это я берусь...


Не раз и не два подумайте, хватит ли вам сил, прежде всего духовных, всем этим заниматься. Если для рядового бойца это просто двойная жизнь, то для командира партизанской ячейки – это постоянная головная боль на общие темы, которой ни с кем нельзя поделиться, с которой никто не поможет справиться и не посоветует что-нибудь разумное, доброе, вечное.
Никому. Ничего. Не рассказывать. Ни маме, ни папе, ни женщине, ни друзьям. Никакой атрибутики-символики-субкультурных признаков. Белые шнурки на зоне запрещены, да. “Я маленький счастливый республиканец, который думает о том, как заплатить налоги и сделать свою жену счастливой!” (c) х/ф “Четверг” в переводе Гоблина Чем более серьезными делами вы занимаетесь, тем более обыденный вид спокойного и покорного простого обывателя следует производить. Через некоторое время это будет получаться совсем без усилий. Главное – выдержать это время.
Пресекать внутренние разборки, своевременно разрешать кофликты между членами группы. В случае хронической неуживчивости конкретного партизана, лучшим вариантом является перевод его с боевых операций на обеспечение. То же самое следует немедленно делать в случае проявления любым из партизан общеуголовных наклонностей. Расправа, физическое устранение, мера запредельно крайняя и настаивать на таковой можно лишь имея неопровержимые доказательства прямого предательства. Недопустимы недоверие и мелкая бытовая ложь между участнегами. В частности, если ты совершил ошибку, - немедленно обсуди это с командиром группы. Мертвому не стыдно, но холодно. В частности, скрыв факт проверки документов милицией во время разведки будущего места акции, имеешь шанс погубить всю группу и себя в первую очередь из-за дешевых понтов на тему, что ты не2,72бацо крутой Штирлиц.
Железная дисциплина в отношении хранения и работы с оружием, боеприпасами, ВВ/СВУ и приравненными к ним вещами. Дисциплина связи.
Необходимость реорганизации при расширении группы – выделения отдельных ячеек, причем желательно соблюдать правило “Один человек из одной группы знает одного из другой, прочие участники групп перекрестно не знакомы”.

Ну и главное. Хочешь славы – заведи блог. Хочешь, чтобы девочки любили, – побрейсо, умойсо, выучи стишок и три аккорда. Хочешь драйва и приключений – займись джипингом, дайвингом, стритрейсингом, иди в диггеры. Хочешь побегать-пострелять – поставь на компьютер Call of duty, займись пейнтболом или страйкболом.
В партизаны имеет смысл уходить только тому, кто больше всего хочет беспошлинно видеть восход и готов для этого бесплатно делать самую грубую работу. С мозгами на стенке и кишками на асфальте, которые в один прекрасный день могут оказаться вашими мозгами и кишками или вашего друга, а не вражескими. И “слава и всенародная любовь” здесь идут только в комплекте с путёвками на длительный срок в далекие заповедные места, “где зэк и зверь в согласии живут”.

Принимаются и обсуждаются замечания и конструктивная критика. На все вопросы о том, что я лично сделал для хип-хопа кроме памятного экспромта с обстрелом офиса “Единой России” на Кутузовском, я буду отвечать в мемуарах. А пока что до особого распоряжения просто живу и работаю, выполняя сверх того некий объем полезных общественных функций, который могу потянуть. А по сигналу - пойду на сборный пункт получать кривой обрез и спасать Отечество.
И еще важный момент. Народ! НЕ НАДО стучаться ко мне в открытые адреса почты и аськи с вопросами типа “Где записаться в партизаны?”. Я даже не про паранойю на тему того, что кто-то это всё читает, нет, нафиг я кому сейчас сдался. Просто во-первых – у меня нет сейчас достаточно быстрых и прямых выходов на людей, с которыми можно этот вопрос обсудить. Во-вторых – вам проще и быстрее создать собственную группу с теми, с кем вы уже давно знакомы, кто разделяет ваши убеждения и готов действовать.

Думайте. Читайте:
Давыдов.
Медведев.
Ковпак.
Старинов.
Tags: движуха
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 27 comments