Бойцовый кот Мурз (kenigtiger) wrote,
Бойцовый кот Мурз
kenigtiger

Category:

О роли короткоствола и длинноствола в построении гражданского общества

Удалось доправить отсканировнный текст до Нового года, так что выложу, пожалуй, пока еще не все празднуют. Чтобы потом не забыть.

У нас сейчас много говорится о том, что нам, мол, "необходимо гражданское общество".
Я тут нашел в уже упоминавшемся "Огнестрельном оружии Дикого Запада" прекрасную иллюстрацию того, как в свое время строилось это самое "гражданское общество" в США и как там начиналось то "торжество закона и демократии", к которому у нас так любят апеллировать либеральчеги.
(Переводчик книги, судя по ехидным комментариям в других главах, человек более-менее ориентирующийся в исторических реалиях, однако ж местами жжот.)

Если кратко - это история о том, как в конце 19-го века на американском Западе разрешались экономические противоречия между мелкими частниками и крупным бизнесом. Однажды это вылилось в зачистку, проводимую силами маленькой "частной армии" ассоциации крупных скотоводов, которая сама потом малость офигела, когда против нее поднялся вооруженный народ. Всех спасла федеральная кавалерия, да. :-)



Глава 14

Ружейный дым над рекой Паудер: Винтовка "Винчестер"


Загадочный поезд компании “Юнион Пасифик”, который покинул город вчера, имел очень важное задание: как можно быстрее доставить 35-40 детективов в северную часть Вайоминга. Скотоводы-бизнесмены в Баффало, Шеридане и Ривертоне, штат Вайоминг, а также в Ред-Лодже, Биллингсе и Форт-Самите, штат Монтана, создали организацию с намерением истребить тех, кто занимается незаконным клеймением скота, и призвали на помощь детективов.
На вопросы об этом поезде официальные лица компании ЮП заявили, что им совершенно ничего не известно об отправлении этого поезда из города.

Денверская “Сан”, 7 апреля 1892 г.


Конфликт между крупными скотоводческими компаниями в Вайоминге и скваттерами, поселившимися на пригодной для пастбищного животноводе земле, переселенцами и владельцами мелких ранчо, которые выросли со времен бума начала 80-х гг., в конце концов вспыхнул весной 1892 г., сопровождаясь горем и кровопролитием, треском винтовок “винчестер” и грохотом ружей “шарпс” 0,45 и 0,50 калибра, предназначенных для охоты на бизонов. Эта акция, не имевшая параллелей в истории Запада, была удивительна сразу в нескольких отношениях: в своем открытом и хорошо разрекламированном неповиновении законной процедуре со стороны полсотни импортированных стрелков и их главарей (среди которых было много честных людей, хотя и с пылким темпераментом) и в одном из самых смелых вооруженных столкновений не на жизнь, а на смерть с противником, у которого был подавляющий перевес перевес в стране и во время, характеризуемое высокой степенью личного боевого мужества и хладнокровия.
Позднее эта тлевшая исподволь ситуация завершилась убийством ряда переселенцев и вызывающей споры казнью Тома Хорна. ибо вторжение на реку Паудер или “война в округе Джонсон” не дали окончательных результатов. Эта война между скотоводами и фермерами (или владельцами мелких ранчо) тянулась более десяти лет и закончилась лишь с окончательной победой фермеров. Подходили к концу и дни незаконных клеймителей скота; они благоденствовали на открытых пастбищах, а когда такое закончилось, клеймение стало трудным и невыгодным. Именно благодаря настойчивости фермеров, когда-то бывших союзниками “клеймителей” против больших скотоводческих фирм, наконец в краю скотоводов установился закон и порядок.
В 1891 г. в Baйоминге были четко прочерчены линии разграничения между крупными скотоводами и их мошной Ассоциацией, с одной стороны, и фермерами и “клеймителями” – с другой. Для больших скотоводческих компаний мелкие переселенцы и “клеймители” были синонимами; их обвинения в адрес фермеров широко публиковались в печати и создавали впечатление, что организованное клеймение — широко распространенное явление. Ассоциация утверждала, что власти округа Джонсон действовали заодно с “клеймителями”, что тех невозможно покарать.
У больших компаний с этим были проблемы; суровая зима 1886/87 г. почти ликвидировала их; цены на скот упали просто потому, что рынки Востока были затоварены. Очевидным козлом отпущения стал фермер, или “клеймитель”. Печать города Денвера (штата Колорадо) сотрудничала с Ассоциацией в создании впечатления, что Вайоминг находится в руках злодеев. В печать просачивались сообщения о линчевании “клеймителей”. Какой-то отец со своим сыном, случайно заарканившие чей-тo клейменый скот, были с большим шумом арестованы и осуждены. “Клеймителям” приписывались убийства, не имевшие связи со скотом.
У фермеров также были свои жалобы, и, возможно, более обоснованные. Их запугивают крупные скотоводческие компании, говорили фермеры; их небольшие стада загадочным образом исчезали в крупных стадах больших скотоводческих операторов. Команды счетчиков ставили клейма владельцев больших ранчо на малые стада на открытых пастбищах. Большие организации не брали на paботу ковбоев, у которых был собственный скот (поскольку подозревали в стимулах и возможности приумножить свои стада).
Сейчас трудно установить, как много фермеров являлось “клеймителями”; у фермеров и “клеймителей” к этому времени было одно название и общее дело. Пастух, который приобрел для себя небольшое стадо, именовался “клеймителем”. Независимый человек, умеющий обращаться с винтовкой, получал “титул” закоренелого преступника. Одним из «клеймителей», которого Ассоциация более всего стремилась уничтожить, был Hатан Чемпион, опытный пастух, хладнокровный человек с ружьем, фактически самый опасный боец в Вайоминге. Он стал признанным лидером “фермеров и “клеймитeлей”. Осенью 1891 г. в хижину, где он находился, вошли четверо и выстрелили в него: пули полетели как попало, а Чемпион ответил огнем и отогнал этих людей. Фактически, это было объявлением войны.
Месяц спустя два переселенца по имени Джоунс и Тисдейл попали в засаду и были убиты возле Баффало в округе Джонсон. Переселенцы потребовали крови скотоводов, а также и шерифа, а один из самых громких выразителей мнения Ассоциации. Ф.М. Кантон, был обвинен в убийствах, выпущен на свободу, а потом опять арестован и посажен в тюрьму.
Г. С. Дейвис, скотовод, из Шайенна, утверждал, что некая банда из двух сотен “клеймителей”, главным образом из Техаса (возможно, эту окраску обвинению придал тот факт, что Нейт Чемпион был техасцем), открыто игнорируют Ассоциацию скотоводов. Денверские газеты услужливо опубликовали это заявление без подтверждения источника.
Мелкие фермеры отреклись от Ассоциации и наметили раннее клеймение скота весной 1892 г., чтобы обойти правила Ассоциации и официальный контроль над процессом клеймения. Одной из мелочей, которая озлобляла мелких переселенцев, был закон, требующий, чтобы скот, подозреваемый краденым, должен быть изъят, продан, а деньги должны удерживаться до тех пор, пока подозреваемый в воровстве владелец не докажет свою невиновность. Подтекст, что человек считался виновным до тех пор, пока не докажет свою невиновность, является оскорблением для глубоко укоренившегося индивидуализма жителей Приграничья и традиций англосаксонского права. Теперь фермеры готовились защищать свою личную собственность.
В начале апреля Ассоциация созвала короткое совещание. Вскоре после этого на товарном дворе в Шайене были загружены лошадьми три вагона для перевозки скота вместе с вагоном-платформой с вагонами и походным снаряжением. На следующий день поезд, которого не было в расписании, прибыл по трассе “Юнион Пасифик” из Денвера; он состоял из пассажирского вагона с задернутыми занавесками, багажного вагона, а сам поезд усиленно охранялся даже от работников железной дороги. Некоторые сумели заметить, что последние два дня в шайеннском магазине был большой спрос на винтовки “винчестер”, но никто не знал в действительности, что происходит.
В ту ночь поезд отправился из Шайенна в направлении Каспера. По пути он сделал одну остановку - в Форт-Феттерман, где управляющий ранчо, принадлежавшего сенатору Кери, крупному скотопромышленнику, был послан, чтобы перерезать телеграфные провода, идущие из Каспера.
Поезд вез группу людей, именовавшихся “peгуляторами”, - это были примерно двадцать пять “детективов”, нанятых в Денвере, и еще много более скотоводов-бизнесменов и их работников. Все были вооружены пистолетами и новыми винтовками «винчестер». Их сопровождал хирург и — чтобы поведать миру их сторону правды - корреспондент одной чикагской газеты. Денверская “Сан” уже объявила об отправлении поезда, добавив при этом, что у “клеймителей” в горах Биг-Хорн находятся стада украденного скота, насчитывающие тысячи голов.
Уже не первый раз в истории Запада частные лица брали на себя отправление закона. Комитеты бдительности в Сан-Франциско имели полномочия, чуть ли не превышающие закон; должностные липа при всеобщем одобрении покидали свои посты, чтобы вступить в эти комитеты. И “бдительные” терроризировали “клеймителей” по всему Западу при народной поддержке. Однако в округе Джонсон скотоводы-бизнесмены пренебрегали и законом, и общественным мнением. Они верили, что всегда сами были законом и что все еще остаются таковым. И вряд ли они ожидали того приема, который получили.
Высадившись с поезда в Каспере, они сели на лошадей и поскакали на северо-запад в направлении одного ранчо, которому предстояло стать их штаб-квартирой. Перед тем как они добрались до места, им навстречу выехал некий мастер из “Вестерн Юнион Биф компани” и сообщил, что Нейт Чемпион и еще несколько “клеймителей” спрятались на ранчо КС на северном рукаве реки Паудер.
Чемпион был как раз тем человеком, который был им нужен, и они направились к КС. Окружив дом перед рассветом, они застрелили двоих мужчин, появившихся после восхода солнца, - двух охотников, которые случайно провели здесь ночь, - и буквально расстреляли пулями дом, где оставались еще двое - Ник Рэй, также находившийся в розыске, и Чемпион. Когда Рэй вышел, чтобы выяснить, что случилось с трапперами-охотниками, его застрелили. Он еще был жив, когда Чемпион затащил его внутрь дома. Скотоводы вели огонь беспрерывно, в течение всего дня, а Чемпион отстреливался, когда появлялась возможность. После полудня мимо фермы проходил соседский фермер вместе с сыном. Скотоводы обстреляли и их, но этим двоим удалось ускользнуть, и они отправились в город Баффало, чтобы поднять тревогу.
Внутри своей хибары Нейт Чемпион ухаживал за своим умирающим товарищем, время от времени постреливая в скотоводов, когда замечал цель, и стал писать записку. Он понимал, что на этот раз игра проиграна.

9 апреля. Мы с Ником завтракали, когда произошло нападение. С нами были два человека: Билл Джоунс и еще один. Старик пошел за водой и не вернулся. Его друг пошел выяснить, в чем дело, и тоже не вернулся. Ник заволновался, и я сказал ему выглянуть, потому что я думал, что кто-то находился в конюшие и не дал ему вернуться. В Ника стали стрелять, но он еще жив. Ему ужасно плохо. Мне надо быть около него. Прошло уже около двух часов, как начали стрелять. Ник все еще жив; они все ещё стреляют и окружили дом со всех сторон. Парни, пули здесь летят, как град. Эти ребята профи, в хорошей форме, я не могу попасть в них. Они стреляют из конюшни и со строны реки, и с задней стропы дома. Ник скончался, он умер около 9 часов. Вижу дым в конюшне. Думаю, это они подожгли ее. Не думаю, что они намереваются выпустить
меня на этот раз.
Сейчас примерно полдень. Кто-то все еще находится в конюшне: они набрасывают веревку на дверь и тянут ее назад. Наверное, чтобы вытащить меня отсюда. Пусть этот голубчик высунется побольше, чтоб я мог попасть в него. Парни, я не знаю, что они сделали с теми двумя парнями, которые ночевали здесь прошлой ночью. Парни, мне сейчас дико одиноко здесь. Как жаль, что рядом со мной нет никого, чтобы мы могли следить за всеми сторонами одновременно. Они могут тут болтаться, пока я не сделаю хороший выстрел до того, как yспеют ускользнуть. Уже около трех часов. Только что мимо проехали двое: одни на телеге, а другой верхом па лошади. Koгда они проезжали, их обстреляли. Не знаю, убили ли их или нет. Видел, как на другом берету реки появилось много верховых на лошадях, и слежу за ними. Только что выстрелил в людей на конюшне; не знаю, попал в кого или нет. Надо опять выглянуть и осмотреться. Не похоже, что есть какие-то шансы удрать отсюда. Вижу двенадцать-пятнадцать человек. Один похож на (имя вычеркнуто – Авт.). Не знаю, так ли это или нет. Надеюсь, они не схватили тех парней, которые побежали по мосту к Смитам. Сейчас обстреливают дом. Если бы у меня были очки, думаю, смог бы узнать кого-то из них. Они возвращаются, мне надо осмотреться.
Да, только что весь дом обстреляли, как градом. Слышу, как откалываются щепки. Наверное, ночью они подожгут дом. Думаю, надо сделать рывок, когда настанет ночь, если останусь живым. Снова стрельба. Наверное, ночью они подожгут дом. Но еще не ночь. Дом весь горит. Прощайте, парни, если никогда больше не увижу вас.

Натан Д. Чемпион.


Ближе к вечеру скотоводы навалили на тележку сена и сосновых ветвей, подожгли все это, и телега въехала в дом ранчо, который вспыхнул. Нейт Чемпион был вынужден выйти из своего убежища, и он побежал, чтобы прорваться сквозь огонь скотоводов, но пал под обстрелом двух десятков винчестеров. Записка, которую он написал во время осады в доме, была найдена на его разорванном пулями теле и опубликована в шайеннской газете Daily Leader 14 апреля 1892 г. Возможно, это был последний случай в истории Запада, когда одинокий стрелок вел такой драматичный последний бой против столь превосходящего противника.
Скотоводы сели на коней и поскакали в штаб-квартиру “Вестерн Юнион биф компании”, чтобы сменить лошадей,а оттуда – в городок Баффало, надеясь взять его штурмом. Их встретил наспех собранный “Копус защитников Родины” численностью в двести человек. Местный купец вооружил всех здоровых мужчин винтовками и боеприпасами. Церкви и школы были превращены в казармы. Все сообщество – горожане, фермеры, “клеймители” и “жители окрестных мест” – взялось за оружие. “Регуляторы” быстро пошли на попятную, бежали на ранчо ТА и там забаррикадировались.
Фермеры держали их там в осаде почти два дня. Когда им не удалось “выкурить” скотоводов, они построили “дьявола на колесах” – фургон, который защищал от ружейного огня нескольких человек, пока те передвигали заряд динамита по направлению к дому.
До Шайенна доходили противоречивые сообщения о войне в округе Джонсон, поскольку телеграфные провода были перерезаны, а новостями были только слухи. Исполнявший обязанности губернатора человек не предпринимал никаких действий до тех пор, пока не пришли неблагоприятные вести oт скотоводов. Но когда пришло сообщение о том, что они находятся в осаде, он быстро отравил телеграмму президенту Гаррисону в Вашингтон, заявив, что в округе Джонсон поднят мятеж, и обратившись с просьбой послать федеральные войска из близлежащего форта Мак-Кинни. Войска прибыли как paз в тот момент, когда передвижная крепость фермеров наступала на осажденных скотоводов, которые сдались без всяких церемоний командиру отряда федералов. Среди пленных были крупные чиновники из Ассоциации скотоводов, включая ее красноречивого инспектора Ф.М. Кантона, и от двадцати пяти до тридцати техасцев, которые, очевидно, были завербованы в салунах Денвера.
Когда настало время преследовать пленных в судебном порядке, округ Джонсон обанкротится, и этих людей выпустили под личное обязательство появиться перед судом в январе. К тому времени техасцы исчезли, а главные свидетели обвинения были выкрадены и увезены в Небраску. Дело было закрыто, а скотоводы вышли на свободу.
После того как ружейный дым войны в округе Джонсон развеялся, Вайоминг уже перестал быть “фронтиром”. Здесь правил закон, поселенцы и горожане отвергли правило силы и господство крупных скотоводческих компаний.
Но в течение последующего десятилетия происходили изолированные инциденты; скотоводы не сдавались, а пастбищные детективы все еще гонялись за скотокрадами, несмотря на то что чиновники из окружной администрации гарантировали скотоводам юридическую защиту. Все еще гремели выстрелы из “винчестеров” на отдаленных и пустынных тропах, где устраивались засады на ковбоев и “клеймителей”...


Понятное дело, что построение реального "гражданского общества" в планы как нынешней нашей елитки вообще, так и либерального ее крыла в частности, не входит.
"Это ж придется всё это быдло уважать!"
Tags: история
Subscribe

  • Я так понимаю...

    закончился суд первой инстанции по делу о том, как пару лет назад трудолюбивые мигранты забили и утопили в пруду мастера спорта по греко-римской…

  • Никто не хочет на встречу с кандидатом в депутаты сходить?

    Недавно случайно узнал, что на выборы в Госдуму собирается от “Справедливой России” пойти неоднократно упоминавшийся мной здесь, в ЖЖ, Армен…

  • Я тоже...

    дорогой товарищ red_atomic_tank, плакал кровушкой на протяжении всего тизера. И да, чую, что телесериал, который всем так не нравился,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments

  • Я так понимаю...

    закончился суд первой инстанции по делу о том, как пару лет назад трудолюбивые мигранты забили и утопили в пруду мастера спорта по греко-римской…

  • Никто не хочет на встречу с кандидатом в депутаты сходить?

    Недавно случайно узнал, что на выборы в Госдуму собирается от “Справедливой России” пойти неоднократно упоминавшийся мной здесь, в ЖЖ, Армен…

  • Я тоже...

    дорогой товарищ red_atomic_tank, плакал кровушкой на протяжении всего тизера. И да, чую, что телесериал, который всем так не нравился,…