Бойцовый кот Мурз (kenigtiger) wrote,
Бойцовый кот Мурз
kenigtiger

Categories:

Интересное интервью + мысли на тему

Шурыгин взял интервью у анонимного "в недавнем прошлом генерала военной разведки, отдавшего ей более 40 лет службы". Типа, в военной разведке было стопицот таких генералов и никто не догадался, кто ето.

Оптимизма полон джедаев учитель старый:

Моя судьба разведчика приучила меня сохранять спокойную созерцательность там, где ты не в силах что-либо изменить, потому что, поддавшись отчаянию, эмоциям, ты упустишь мгновение, когда ситуация начнёт меняться. На нашей земле нет ничего конечного и окончательного, кроме, разве что, египетских пирамид. И нынешние разрушители — все эти сердюковы и макаровы — не вечны. Как бы они ни оптимизировали, ни сокращали и ни сравнивали с землёй ГРУ, в нём остаются те люди, которые хранят в себе его геном и которые, безусловно, переживут этих временщиков.
Ну и не в тему собственно армейской разведки, а так, для общего развития:

Почему ГРУ проморгало распад Союза?

-В твоём вопросе - типичная ошибка тех, кто мало знаком со спецификой ГРУ. ГРУ никак не могло воспрепятствовать распаду Союза прежде всего потому, что Главное разведывательное управление Генерального штаба — это военная разведка, чьи усилия и поле деятельности всегда находились вне границ Союза. На территории СССР ГРУ просто не имело права ни создавать свою агентуру, ни вести здесь оперативную работу: всё это была исключительная прерогатива КГБ. Так что твой вопрос правильнее переадресовать туда.

Но скажу своё суждение по этому вопросу.




У КГБ была своя "ахиллесова пята" — он строился по территориальному принципу. На территориях республик СССР большую часть аппарата КГБ составляли местные кадры. И если в условиях стабильной обстановки это давало преимущество в знании местного менталитета и ситуации, то по мере нарастания центробежных процессов этот кадровый принцип стал работать против Комитета. Появилось большое число сотрудников всех рангов, которые — кто в силу убеждений, кто из чисто прагматических соображений — сделали ставку на поддержку местных сепаратистских движений.

При этом руководством КГБ были приняты ошибочные решения, которые только катализировали эти процессы. Я говорю о попытках взять сепаратизм под контроль "изнутри", когда вместо того, чтобы жёстко пресекать деятельность всякого рода "народных фронтов", "депутатских групп" и "движений", в них с целью "разложения изнутри" начали внедряться агенты Комитета.

Такой тип специальных операций давно известен и многократно отрабатывался и в СССР, и в других странах, но в условиях политической нестабильности Центра, двуличной предательской политики Горбачёва эти операции вместо разложения «фронтов» привели к тому, что данные организации стали действовать практически под прикрытием КГБ. Агенты, при поддержке своих кураторов из КГБ, забирались всё выше и выше по иерархической лестнице "фронтов", а "фронты" всё крепли и набирали силу.

В итоге ситуация дошла до полного абсурда — к августу 1991 года агенты Комитета в некоторых республиках стали составлять большинство руководства того или иного "фронта", а иногда и просто его возглавляли, как, например, в Литве, но при этом "фронт" становился фактически параллельной структурой власти, деструктурируя и парализуя работу советских органов власти. И это положение недвусмысленно свидетельствовало о глубине процессов распада, идущих в недрах некогда всесильного Комитета.

Одновременно с этим по экспоненте росла активность спецслужб иностранных государств. Причём фактически всех, чьи интересы так или иначе касались территории СССР. Американцы, англичане, немцы, французы, израильтяне, турки, японцы, китайцы, поляки — все, кто мог, тогда включились в раздел советского наследства. И если в России они тогда ещё действовали с определённой оглядкой, то на территориях республик действия иностранных спецслужб становились всё более откровенными и неприкрытыми, принимая иногда формы прямого вмешательства. При этом какого-либо организованного противодействия этому наступлению республиканские управления КГБ уже не оказывали. К августу 1991 года их деятельность была практически парализована, и сразу после событий августа начался неконтролируемый их распад. Часть сотрудников, кто оставался верен присяге и долгу, были вынуждены, опасаясь репрессий и преследований, бежать в Россию, часть просто оставила службу, а другие тут же перешли на службу к тем, кого ещё вчера курировали, став костяком спецслужб новообразовавшихся "демократий", и почти сразу включились в борьбу с теми, кому ещё вчера подчинялись.


Тут я позволю себе дополнить.
Кто любит поминать коммунистам заботливое разделение СССР на национальные республики, тот просто не понимает, что, как и в данном случае, при сильном центре, не страдающим раздвоением личности и исчезновением непоймикуда наличности, такая организация давала больше выгод. Но ключевые слова - "при сильном центре, не страдающем". Собственно, дезинтеграция партийной элиты была пологом к описанном дезинтеграции КГБ.
В общем, товарищ Сталин совсем всё за вас делать не будет, да.

И, обобщая на тему агентурного внедрения во "фронты", вот еще что. К вопросу о том, как советский опыт КГБ повторяют в ФСБ.
Спецслужба, обращенная внутрь страны, это средство консервации режима, его укрепления. Развитие пусть обеспечивают "белые", видимые и открытые, структуры, а "щит и меч" смотрит за тем, чтобы не рухнуло. В этих условиях службе выгодны наиболее буйные провокаторы с наиболее радикальными взглядами - буйность и радикальность гарантируют от того, что идею воспримут широкие массы, но при этом тусовочка с высокой вероятностью притягивает всех тех, кто "готов что-то реально делать". После чего "готовые делать" нейтрализуются.
Всё это работает ровно до тех пор, пока управление службой оперативно, адекватно и централизовано, понимает свои задачи и умеет управляться со средствами их решения, а народ относительно сыт и к радикальным идеям не восприимчив. Ну а дальше это начинает работать в обратную сторону. Причем куда сильнее и успешнее работать, чем раньше работало на сдерживание.
На фоне полного разложения центра реальный контроль на местах оказывается в руках наиболее упоротых и при этом амбициозных граждан. И получается "Русская республика", вокруг которой страна потом медленно и кроваво собирается воедино.


Tags: движуха
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →