Бойцовый кот Мурз (kenigtiger) wrote,
Бойцовый кот Мурз
kenigtiger

Categories:
  • Music:

Картинка для привлечения внимания



Я в последнее время из-за нехватки времени на ЖЖ подзабил, глянул щас, пролистал чуток и понял, что читать ленту чертовски трудно. Вылавливать крупицы интересного из массы политических постов и перепостов ну совсем лень. Всё бы хорошо, и не мне, одному из пионэров активной ЖЖ-палитеги, жаловацо на политизированность ЖЖ. Я на политизированность и не буду жаловаться. Скучно. Скучно всё это читать. Всё было предсказано и подробно описано в 2005-2007 гг, когда "митинг против Путина в 50 тыщ народу" мог быть только анекдотом, а не суровой ежемесячной реальностью. С тех пор многие фигуры самого разного уровня благополучно сменили сторону баррикад, а некоторые сделали это даже неоднократно. Это лишний, но весьма наглядный, раз доказывает, что главное - базовые принципы, а не тактические "расклады", кои так любят обсуждать оналитеги.

Есть олигархи, сидящие на ресурсах. И есть чиновничество, которое хочет их разорять на бабло для бюджета, из которого можно воровать. В соответствии с логикой процесса, на этот раз должны победить олигархи, ибо чем дальше, тем больше светло-оранжевая политика Путина будет сливаться с темно-оранжевой "швабодой" до степени полной неразличимости. Третьей серьезной экономической, то есть и политической, силы нет, и неоткуда ей взяться - нет независимой экономической базы для неё и любые её зародыши старательно уничтожаются. Стать таковой третьей силой может только независимая вооруженная сила. (Любители порассуждать о 1917-м забывают, что тогда в голодной воюющей стране наличествовали миллионы бедняков с оружием в разлагающейся армии.)

Надеюсь, что у людей, понимающих базовые принципы текущего политического противостояния, как и у нас в ЧБ(ТМ), подходящие аргументы для действительно продуктивных политических дискуссий, проверены, пристреляны, смазаны и надежно припрятаны. Так что можно перейти к развлечениям, в которых мы скоротаем свободное наше время до наступления суровых испытаний. И одним из таких развлечений является, несомненно, общение с прекрасным полом.



Да, я не люблю писать о любви и сексе. В том смысле, что в большинстве случаев, когда кто-нибудь другой что-нибудь на эту тему обязательно бы написал, подавшись эмоциям, я не считаю это нужным и уместным. Возможно, поэтому читателю сложно представить меня в каких-нибудь романтических декорациях. Например, штурмующим забор с бутылкой шампанского в одной руке и букетом цветов в другой. Да фиг с ним, даже просто прогуливающимся с барышней многообещающим летним ночером по тихим зелёным улочкам нашего города меня вообразить не получицо. Суровый разрыв шаблонов неизбежен.

Я, собственно, и не собираюсь предлагать вам стопицот своих рассуждений на тему отношений полов. Как-нибудь потом поговорим и о неполитических сторонах использования такого прекрасного модного аксессуара как веревочная лестница, и о многом другом. Пока же предлагаю вам поразвлечься избранными отрывками из уже упоминавшихся и цитировавшихся (тыц, тыц и тыц) у меня в ЖЖ "Галантных дам" Брантома. Не сказать, чтобы я охотился за этой книгой, просто всегда было интересно почитать такие зачотные первоисточники по той прекрасной эпохе, в которую жил Брантом, как его "Галантные дамы" и "Grands capitaines". Вот об этой самой эпохе и персонажах, ее населявших, я пару слов таки скажу, а уж дальше предоставлю слово афтару этой книжки, которая таки попала мне в руки перед Новым годом, и "формуляр" которой очень быстро наполнился пометками относительно отрывков, достойных цитирования.

Конец 16-го века действительно был прекрасной эпохой. В просвещенной Европе в рамках формирования института абсолютной монархии просвещенные европейцы проводили массу времени в одной из своих любимых форм досуга - весело резали друг друга, вопя "С нами Бог!"

В сравнении с французскими религиозными войнами и междоусобицами, Варфоломеевской ночью и прочими прелестями смены династий наш Иван Грозный со своей Опричниной смотрится весьма гуманным и разумным правителем. В Испании к этому моменту уже закончилась эпоха наиболее массовых зачисток в исполнении инквизиции, и теперь испанцы тренировались в области экстремальной анатомии на индейцах Нового Света и голландцах. Англичане входили во вкус морского разбоя, который принес славу Дрейку и Рейли, а спустя сто лет прославит таких людей как Морган. Незамутненные личности, привыкшие судить о подобных персонажах по романам Сабатини, могли бы многое почерпнуть для себя из исторических хроник, в которых описаны не только "благородные" военные хитрости, позаимствованные автором для похождений благородного пирата, но и прекраснейшие ходы в духе ичкерийских борцов за свободу типа штурма крепости под прикрытием испанских крестьянок и монашек, которых пираты гнали перед собой. Впрочем, не будем несправедливыми к "джентльменам удачи" - прошло совсем немного времени, и уже регулярные английские части не брезговали взятием заложников в таких ситуациях. (см. взятие Гибралтара)

Уже в конце 16-го века вовсю сновали через Атлантику суда работорговцев, чей бизнес становился всё более и более прибыльным даже с учетом того, что иной раз до половины товара по дороге дохло и приходилось выкинуть тушки за борт. Индейцы в освоенных испанцами районах Америки стремительно кончались, умирая от болезней и непосильной работы на рудниках, дававших Европе золото и серебро. По Европе шатались орды злых и голодных наемников, служившие "благородным" сеньорам, стопицот раз успевшим поменять друзей и врагов. Благодатные земли тёплых европейских стран были настолько опустошены, что кое-где, после пары-тройки затяжных военных кампаний подряд, начинался каннибализм. И Генрих IV со своим планом "первой пятилетки", согласно которому каждый француз должен иметь возможность хотя бы раз в недельку поесть курятинки, имел большой успех у электората и был прозван Великим. (А впереди была ещё Тридцатилетняя война, унесшая жизни более половины тогдашнего населения Германии, которая стала фоном для следующей трилогии Дюма, про мушкетеров.)

В общем, ознакомившись с европейской историей того периода, понимаешь, что Россия была тогда, в сущности, тихой и спокойной страной, в которой жили мудрые, трудолюбивые, добрые и честные люди под управлением добросердечного царя Ивана IV, одного из самых гуманных и успешных правителей своего времени.

Но многие почему-то привыкли судить о той эпохе по глянцевой обложке авантюрных романов Дюма, не пытаясь нарисовать себе мир за пределами дворцовых интерьеров, в которых происходит действие. Да и сами "действия" того периода Дюма весьма облагородил, перепилив под свои нужды многих исторических персонажей и многие исторические сюжеты. Взять, например, родственника Брантома, блестящего кавалера своего времени, вояку, бретера, острослова и бабника Бюсси д'Амбуаза. Известная история с засадой и незапертой дверью, послужившая завязкой "Графини де Монсоро", произошла по несколько иным причинам, нежели те, что были описаны в книге.

Как известно, граница морали и аморальности в отношениях полов по тем временам проходила где-то в районе дверей спальни. В данном случае это была спальня знаменитой Королевы Марго. Пока Бюсси наслаждался прелестями Марго при закрытых дверях, всех это более-менее устраивало. Однако тот день, когда э... порывы страсти влюбленной пары смог пронаблюдать через распахнутую дверь каждый проходивший мимо ее покоев, переполнил чашу терпения брата Марго, короля Генриха III, который не задолго до этого сбежал на французский трон от поляков, уже было избравших его королем Польши.

В итоге через пару дней Бюсси, спешивший повторить на бис э... отчаянный штурм этой крепости, совершенно случайно повстречался в полночь на набережной возле Лувра с дюжиной вооруженных до зубов блюстителей нравственности. В тот раз ему повезло с открытой дверью какого-то дома, в котором он и спасся, чтобы утром явиться ко двору вполне живым и в прекрасном расположении духа. Однако везение не может быть постоянным и беспредельным - вскоре из Парижа он всё-таки уехал в провинцию, где и познакомился весьма близко с женой обер-егермейстера, Франсуазой де Меридор. Дальнейшие события стали наглядной иллюстрацией того, что все любовные дела, не освященные узами брака, пристало держать в секрете.

Дело в том, что Франсуаза была в свое время мобилизована в знаменитый "Летучий эскадрон" Королевы-матери, и настолько впечатлила именитого обожателя своими успехами в изучении той военной науки, согласно которой вел свои действия оный эскадрон, что очарованный Бюсси не мог не поделиться подробностями своих успехов с одним из своих парижских друзей. Тот показал письмо Бюсси герцогу Анжуйскому, герцог, прибрав письмецо, показал его королю, а тот, улучив момент, порадовал мужа Франсуазы, господина де Монсоро. Монсоро отправился к супруге, хорошенько её поколотил и, приставив к очаровательной головке пистолет, заставил написать письмо Бюсси, в котором назначалось свидание. Прибыв на место встречи, герой-любовник оказался в западне более искусной, нежели королевская. Бежать от Монсоро и 10-15 его подручных было некуда, разве что выпрыгнуть в окно, к которому он попробовал пробиться, ранив при этом нескольких нападавших. Но увы - утром Бюсси обнаружили мертвым, упавшим или выброшенным на решетчатые ворота замка. Секс-символ тогдашней Франции умер в 30 лет и, поскольку в столице Бюсси своими похождениями задрал чуть менее, чем всех, этот благородный поединок людей чести прошёл для графа де Монсоро без последствий. Он прожил с супругой, родившей ему аж шестерых детей, долгую счастливую жизнь.

Вот так примерно выглядели в реальности те интриги, облагороженные перепевки которых мы встречаем на страницах художественной литературы. Согласитесь, что в оригинале это весьма поучительная история, даже для нашего времени, когда людей приучают потреблять друг друга как вещи и относиться к сексу как к части публичных статусных игр. Не стоит питать любовью тщеславие - тщеславие становится ещё более ненасытным, и любовь очень быстро заканчивается. (Вот именно поэтому, когда кто-нибудь обращается ко мне с глупым вопросом относительно правдивости того или иного слуха о моих близких отношениях с какой-нибудь из представительниц прекрасного пола, я отвечаю ему "Нет, между нами ничего не было" в любом случае. Уж и не знаю, какие выводы из этого делала, делает и будет делать общественность, ибо в разное время в разных местах и по разным причинам образовалось несколько весьма устойчивых и ничем не подкрепленных мифов о моих похождениях.)

Тут надо заметить, что Брантом, в отличие от Дюма, черпавшего идеи и из его произведений тоже, в своих описаниях местами крайне натуралистичен. (Нежных барышень, воспитанных на классеге романистики, от ваших голубых экранов лучше увести, да.) Но при этом он скрывает имена фигурантов пикантных историй всякий раз, когда это имеет смысл. Мол, "кто знает, тот и так знает, а кто не знает, тому незачем, история и без имен весьма поучительная".

Помянув Бюсси, скажем еще пару слов и о секс-символе той эпохи противоположного пола - Королеве Марго. Интересно, что до самой старости она продолжала сохранять свое очарование подобно своей знаменитой предшественнице в этой роли - королевской любовнице Диане де Пуатье, которая в возрасте почти что сорока лет пленила будущего короля Генриха II, когда тому было всего двадцать и до самой смерти короля задвинула в тень настоящую королеву, мать Марго, Екатерину Медичи.(йес! предложение на пять строчек!) Когда Марго было уже около пятидесяти, влюбленный в нее восемнадцатилетний юноша застрелил у неё на глазах своего более успешного двадцатилетнего соперника. Будь у Марго короткоствол, всё могло бы быть иначе, а так она просто предложила своим слугам собственные прыгалки подвязки в качестве наиболее подходящего орудия для удушения преступника на месте. Но того всё-таки чуть позже казнили штатным образом. Поколению, выросшему под боевые вопли таких секс-символов, как Синтия Ротрок и Люси Лоулесс, может быть не очень понятно, почему она не свернула ему шею собственноручно. Ну... просто тогда у женщин были иные взгляды на то, как правильно кружить головы мужчинам.

Впрочем, были и люди, относившиеся к подобным вопросам куда более легко и непосредственно даже тогда, когда ситуация задевала их весьма глубоко. Как-то раз король Генрих IV, посещая с вполне определенными целями свою любовницу, Габриэль д'Эстре, обнаружил себя не единственным мужчиной в её спальне. Поглощая десерт с целью подкрепить свои силы для дальнейших подвигов, король услышал из-под кровати подозрительный шорох. Не трудно было догадаться, что под кроватью скрывается его обер-шталмейстер Бельгард, который в свое время и познакомил короля с госпожой д'Эстре, являвшейся тогда предметом обожания самого Бельгарда. Король с улыбкой наполнил десертом ещё одну тарелку, отправил её под кровать с комментарием "Держите! Надо всем давать жить!" и с веселым хохотом удалился. Заметим, что госпожа д'Эстре была не просто очередной мимолетной спутницей Генриха, коих у веселого беарнца было на протяжении жизни великое множество. Это была его любимая любовница, на которой он чуть не женился.

В общем, та весьма неспокойная эпоха помогла раскрыться человеческой природе во всем её многообразии. Брантом и сам успел побывать в самых разных местах и повидать всякого. Прекрасно образованный симпатичный и, как сейчас принято говорить, коммуникабельный дворянин умудрился поучаствовать в нескольких военных кампаниях, побывать при блестящих дворах чуть ли не всех западноевропейских правителей своего времени с официальными и, как можно судить из его писаний, не очень официальными тоже, дипломатическими миссиями. Неугомонного светского льва и дамского угодника усадила за перо досадная случайность - упав с лошади Брантом повредил спину, и в результате на несколько лет оказался прикован к постели, результатом чего и стали его литературные произведения, послужившие столь обильной пищей для романистов будущих столетий.

"Галантные дамы" Брантома содержат в себе множество живых и наглядных свидетельств нравов той эпохи. (Достойна внимания и французская экранизация "Галантных дам" (есть на рутрекере), хотя французы, как обычно, весьма вольно обошлись со своей классикой.) Полагаю, что, ознакомившись с наиболее интересными (на мой взгляд) свидетельствами, которые я буду цитировать у себя в ЖЖ, вы согласитесь, что афтар, желающий прослыть знатоком вопроса отношений полов и заявляющий "все мужчины [что-то там]" или "все женщины [что-то там]", как правило, таковым не является. Природа людская действительно многообразна и любит преподносить сюрпризы.

Ну и щас будет первый поцст с цытатаме.
Tags: книжечги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments