Бойцовый кот Мурз (kenigtiger) wrote,
Бойцовый кот Мурз
kenigtiger

Угорщына, окончание

Окончание статьи Н.Н.Платошкина "События 1956 года в Венгрии: правда и мифы", начало тут.



Катализатором массовых беспорядков в Венгрии стали события в Польше, где 19 октября 1956 года лидером правящей Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) вопреки желанию Москвы был избран В. Гомулка, только что освобожденный из заключения. Советскому руководству пришлось смириться с этим. Было решено не задействовать для
разрешения внутриполитического кризиса в Польше расквартированные там советские войска. Группировавшаяся вокруг Надя часть венгерской интеллигенции пришла к выводу, что в Будапеште можно повторить польский вариант.
Дипмиссия США сообщала, что 16 октября 1956 года на митинге в Дьере, где присутствовали около тысячи человек, впервые публично прозвучало требование о выводе советских войск из Венгрии. 22 октября 1956-го на собрании студентов будапештского Политехнического института, где присутствовали среди прочих два американских дипломата, было принято решение провести 23 октября демонстрацию
солидарности с Польшей. Программой манифестантов стали «10 пунктов», почти совпадавшие с тиражируемой радиостанцией «Свободная Европа» программой «национального сопротивления». На собрании студентов ближайший соратник Надя Й. Силади прямо обозначил цель демонстрантов — возвращение бывшего премьера к власти.

Американские дипломаты сообщали, что настроения студентов были «яростными» и они требовали, чтобы «Советы» «убирались домой». Миссия США рекомендовала «немедленно» растиражировать через радиостанции требования студентов о выводе советских войск, чтобы «извлечь выгоду из постоянно растущих требований венгров».

23 октября в 13.00 было объявлено о запрете студенческой манифестации, но уже через полтора часа она была разрешена. Сначала митинг студентов проходил вполне мирно, под лозунгами улучшения социализма. Но ближе к вечеру к демонстрантам присоединились рабочие и служащие (в основном бывшие чиновники хортистского режима или люди, недавно переехавшие в город из села). Стали звучать лозунги «Долой
коммунистов!», «Вон евреев!». С общественных зданий срывались красные звезды и герб ВНР. Американские дипломаты отмечали, что колонны манифестантов специально прошли мимо миссии США, скандируя требование о выводе советских войск.

К 19.00 в различных частях Будапешта появились мобильные группы на автомашинах, распространявшие слухи, что «госбезопасность стреляет в народ». Мятежники заняли оружейный завод, международный телефонный центр и попытались захватить здание государственного радио. Его охрана сделала несколько холостых выстрелов в воздух. После этого мятежники разоружили прибывшее к зданию радио подразделение полиции и начали настоящий штурм. Ни полиция, ни охрана радио, несмотря на неоднократные просьбы, не получили разрешения применять оружие.

Вечером 23 октября на заседании руководства ВПТ было принято решение назначить Надя премьер-министром (характерно, что тот долго отказывался выйти и поговорить с демонстрантами) и просить руководство СССР оказать военную помощь для борьбы с беспорядками. Надь поддержал последнее решение, хотя потом от этого открещивался.
В 23.00 23 октября по приказу министра обороны СССР были подняты по боевой тревоге пять дивизий Советской армии в Венгрии, Румынии и Прикарпатском военном округе.

Такая мера объяснялась тем, что в самой Венгрии было дислоцировано только две механизированные дивизии (одна из них прикрывала границу с Австрией), сведенные в
Особый корпус и расположенные вдали от столицы. Между тем вечером 23 октября нападения на государственные учреждения произошли не только в Будапеште, но и в Дебрецене и ряде других городов. В венгерской столице находились около 6000 военнослужащих и 1300 сотрудников УГБ, которые лишь ночью 24 октября получили разрешение применять оружие исключительно в целях самообороны.

24 октября дипмиссия США в Будапеште предложила госдепартаменту, чтобы правительство США сделало срочное заявление по Венгрии. В проекте заявления говорилось о поддержке США борьбы венгров за свободу против советских войск, хотя днем ранее сама миссия писала, что «русских войск не видно».

Далее предлагалось заявить в Москве протест против пребывания в Венгрии советских войск, причем не основываясь на международно-правовых аргументах, которые сама же миссия считала «слабыми» — ведь советские войска находились в стране с согласия законного правительства Венгрии. Свое более чем странное предложение миссия
аргументировала тем, что «практически каждый венгр» требует теперь от США: «Дайте нам оружие!»

24 октября Надь выступил по радио и потребовал от мятежников до 14.00 сложить оружие, обещая амнистию. Затем этот срок продлевался несколько раз, однако вооруженная борьба в Будапеште не прекращалась. В тот же день в столицу Венгрии прибыли А. И. Микоян и М. А. Суслов, которые в первом же сообщении в Москву расценили как «одну из серьезных ошибок венгерских товарищей» запрет стрелять
по бесчинствовавшим участникам беспорядков.

С самого начала советские войска (в основном танки ввиду нехватки пехоты) только охраняли основные правительственные здания и применяли оружие лишь для самообороны. 24-25 октября обстановка начала стабилизироваться. В Будапеште осталось только два очага мятежа: казарма Килиана и район кинотеатра «Корвин». Надь противился попыткам их ликвидации под предлогом избежания ненужного
кровопролития. Отказался он и вооружить коммунистов и бывших партизан,
которые требовали оружия для самообороны.

Небольшие группы повстанцев (западные корреспонденты отмечали их высокую боевую выучку) из засад стреляли по советским танкистам в основном из жилых домов (в том числе и с крыши дома, где жили американские дипломаты), стремясь вызвать их на применение тяжелого оружия. К советским танкам подсылали детей, которые забрасывали бронетехнику бутылками с горючей смесью.

25 октября «Свободная Европа» передала директиву мятежникам: «Надо отменить чрезвычайное положение (его объявило правительство Надя) и приказать советским частям вернуться в свои казармы». В тот же день произошла провокация перед парламентом, позднее получившая название «кровавый четверг». В стоявших перед зданием Госсобрания демонстрантов и охранявших парламент советских танкистов
неожиданно начали стрелять с крыш прилегающих зданий. В результате завязавшейся перестрелки погибли несколько десятков человек. Группы мятежников, среди которых уже с 24 октября практически не было студентов, опять стали распускать слухи, что госбезопасность и советские войска расстреливают ни в чем не повинных людей.

25 октября, выступая в 15.30 по радио, Надь осудил вооруженное выступление «горстки контрреволюционеров» и предостерег «трудовой народ от тех, кто безответственно распространяет слухи, вызывающие панику». Одновременно Надь просил Москву срочно увеличить количество войск в Будапеште за счет пехоты. Использовав провокацию у
парламента, группе Надя удалось добиться 25 октября отстранения Гере с поста генерального секретаря ВПТ. Его место занял репрессированный при Ракоши Янош Кадар (кстати, сам Надь ранее сыграл в раскручивании «дела Кадара» одну из ведущих ролей).

На пленуме ЦР ВПТ 26 октября Надь и его сторонники попытались добиться переоценки событий 23-25 октября как народного восстания, но успеха не добились. Между тем в Вашингтоне 25 октября на экстренное заседание собралась межведомственная группа по Венгрии с участием высокопоставленных сотрудников госдепартамента, ЦРУ, министерства обороны. Было принято решение поддержать Надя при условии, что он немедленно потребует вывода советских войск: «Линия должна быть таковой —
судьба Надя полностью зависит от его способности избавиться от советских
войск в Венгрии».

26 октября на заседании СНБ США с участием президента Эйзенхауэра была подчеркнута важность событий в Венгрии, направленных, в отличие от польских, прямо против социализма, даже в его «национальной» форме. Интересно, что директор ЦРУ Даллес предположил: события в Венгрии могут стать началом охлаждения отношений между КНР и СССР. В тот же день межведомственная группа решила, что
радиостанции США должны координировать действия повстанцев в различных
частях Венгрии. Дискутировалась и была одобрена в принципе поставка оружия по линии ЦРУ (желательно не американского, а немецкого, чтобы скрыть прямое участие США в беспорядках).

26 октября, оправившись от первоначальной растерянности, венгерская армия и силы безопасности начали ликвидацию очагов мятежа в стране. Общественный порядок был восстановлен в Пече, в Эстероме мятежников выбили из здания горсовета. 27 октября на улицах главных городов появились военные патрули. Вопреки последующим
утверждениям западной историографии ни одна из частей венгерской армии в полном составе не перешла на сторону восставших. Радиостанция «Свободная Европа» и листовки мятежников утверждали, что на стороне правительства сражаются лишь переодетые в военную форму сотрудники госбезопасности. В ночь на 28 октября положение мятежников стало критическим: они были выбиты из зданий нескольких райкомов ВПТ в Будапеште. Началось вооружение рабочих и членов партии. На рассвете 28 октября был блокирован последний опорный пункт мятежников в венгерской столице — казарма Килиана.

27 октября замгоссекретаря США Мерфи принял заместителя главы венгерской миссии в Вашингтоне Задара, который подтвердил, что в Венгрии воцаряется порядок. На прямой вопрос о роли СССР венгерский дипломат подчеркнул, что советские войска первыми не открывали огонь и стреляли только в целях самообороны и с согласия венгерского
правительства.

28 октября миссия США в Австрии сообщила в Вашингтон, что многие прибывающие в Австрию венгерские беженцы прямо обвиняют США и радиостанцию «Свободная Европа» (а также «акцию» с воздушными шарами) в подстрекательстве к беспорядкам.
25 и 26 октября в американскую миссию в Будапеште пришли представители повстанцев и напрямую попросили совета о том, как им относиться к правительству Надя, «который хочет сохранить систему». Интересно, что миссия даже не была уверена в полномочиях этих представителей, считая, что «это неважно». Однако же она рекомендовала, невзирая на риск, немедленно помочь повстанцам, иначе им придется сложить оружие, так как непонятно, против чего они, собственно, борются, если «реформатор» Надь пришел к власти. Миссия рекомендовала требовать прекращения огня (причем немедленного, иначе повстанцы потерпят полное поражение), вывода советских войск и легализации
антикоммунистических партий.

Именно с этой программой неожиданно для многих и выступил 28 октября по радио Имре Надь, объявив о прекращении огня и охарактеризовав мятеж как «национально-демократическое движение». Премьер фактически признал созданные мятежниками по всей стране «советы», «ревкомы» и т.д. законными органами власти. Распускались силы
госбезопасности. Суслов и Микоян, как и большинство ЦР ВПТ, поддержали это решение, так как Надь убеждал, что это кратчайший путь к ликвидации мятежа. Некоторыми членами Президиума ЦК КПСС (особенно Ворошиловым) позиция Суслова и Микояна подвергалась критике. В вышеупомянутом выступлении по радио 28 октября Надь объявил об отводе из Будапешта советских войск и о начале переговоров с целью полного
вывода Советской армии из Венгрии (последний тезис не был заранее согласован с другими членами руководства ВПТ).

29-30 октября многие сотрудники госбезопасности вместе с семьями, опасаясь расправы, стали покидать Венгрию или искать убежища в гарнизонах советских войск. Легализованные Надем различного рода «ревкомы» начали в массовом порядке раздавать населению оружие. 28 октября руководство «Свободной Европы» получило из своей
штаб-квартиры в США подробную инструкцию из восьми пунктов, в которой,
наряду с уже реализованными Надем требованиями (роспуск сил госбезопасности, амнистия повстанцам, вывод советских войск и т.д.), выдвигалась установка на создание в Венгрии многопартийного правительства и денонсацию Варшавского договора. 29 октября все эти требования были переданы «Свободной Европой».

Между тем США, инспирируя подстрекательскую деятельность «Свободной Европы», первое время воздерживались от официальных заявлений по венгерскому вопросу. 24 октября госсекретарь США Дж. Ф. Даллес предложил президенту Д. Эйзенхауэру осудить «советскую интервенцию» и вынести эту тему на заседание Совета Безопасности ООН. Однако президент Медлил, в том числе и потому, что осознавал: никакой
реальной «интервенции» не происходит. К тому же, как бывший генерал,
Эйзенхауэр понимал, что оказание США военной помощи мятежникам (те, как
упоминалось, установили контакт с миссией США в Будапеште уже 25 октября и просили прислать противотанковое оружие) приведет к третьей мировой войне. После заседания СНБ США 26 октября было решено дать знать по дипломатическим каналам советскому руководству, что Вашингтон не будет вовлекать будущую нейтральную Венгрию в НАТО.

Американцы медлили с передачей «венгерского вопроса» в Совет Безопасности ООН еще и потому, что уже получили данные разведки о готовящемся нападении Израиля, Франции и Великобритании на Египет. Эйзенхауэру казалось «лицемерным» осуждать СССР за «интервенцию», предпринятую с согласия правительства Венгрии на фоне предстоящей
неприкрытой агрессии своих союзников по НАТО против Каира.

29 октября Израиль напал на Египет, после чего Англия и Франция стали подталкивать Вашингтон к немедленному «раскручиванию» венгерского вопроса в ООН, чтобы отвлечь внимание от собственной агрессии. С самого начала на секретных англо-франко-американских консультациях в Нью-Йорке шла речь именно о пропагандистском использовании ООН против СССР.

31 октября английские и французские войска присоединились к израильской агрессии против Египта, стремясь, в числе прочего, использовать и «венгерский фактор» (то есть полагая, что из-за венгерских событий Москве будет не до Каира). Франция и Великобритания стремились срочно передать венгерский вопрос на заседание Генеральной Ассамблеи ООН, а США теперь противодействовали этому, стараясь сохранить свой авторитет в арабском мире.

В самой Венгрии после вывода к 30 октября советских войск из крупных городов начался массовый террор легализованных Надем «ревкомов» против коммунистов, сотрудников госбезопасности, военнослужащих и полицейских. 30 октября после обстрела из танков штурмом был взят Будапештский горком ВПТ, после чего мятежники зверски замучили 25 его защитников. На глазах западных корреспондентов убитых коммунистов вешали на деревьях, вырезали им сердца, забивали насмерть сдавшихся сотрудников охраны горкома. Чтобы оправдать ставшие известными всему миру «эксцессы», был пущен слух об огромной тюрьме под горкомом. Для того чтобы ее обнаружить, даже проводились буровые работы на площади перед зданием.

По всей Венгрии начались неконтролируемые расстрелы и суды Линча. Убивали на улицах тех, кто был одет в защитные брюки или обут в желтые ботинки (говорили, что их носят сотрудники УГБ). Убитых коммунистов и советских военнослужащих выставляли в витринах магазинов с надписью «Мода сезона». Всего с 30 октября по 4 ноября 1956 года
в Венгрии были арестованы более трех тысяч сторонников социализма.

Массовые расправы над коммунистами в Венгрии изменили настроения в Москве. Еще 30 октября Президиум ЦК КПСС утвердил текст Декларации Правительства СССР об основах развития и дальнейшего укрепления дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и другими социалистическими странами. В документе подчеркивалось
стремление СССР строить отношения с партнерами по СЭВ и Варшавскому договору на основах равноправия.

1 ноября 1956 года на заседании СНБ США директор ЦРУ назвал победу повстанцев «чудом», так как советские войска могли бы легко подавить беспорядки, но вместо этого ушли из Будапешта. Декларацию СССР о новых отношениях с соцстранами Даллес расценил как один из самых важных документов прошедшего десятилетия.

Но уже 31 октября под влиянием сообщений из Венгрии об уничтожении коммунистов советское руководство приняло решение о применении войск для сохранения социализма в Венгрии. 1 ноября Хрущев согласовал это решение с лидерами соцстран, в том числе КНР и Югославии. Характерно, что польское руководство, первоначально относившееся
к событиям в Венгрии с симпатией, после 30 октября полностью поддержало курс на немедленное наведение в ВНР конституционного порядка.

США рассматривали возможность переброски повстанцам оружия по воздуху, но отказались от этой возможности как сложно реализуемой ввиду возможного противодействия советской авиации. Была лишь усилена радиопропаганда на русском языке, призывавшая советских солдат не стрелять в венгров.

1 ноября под влиянием сведений о начавшейся переброске советских войск в Венгрию правительство Надя заявило о денонсации Варшавского договора и потребовало вмешательства ООН для гарантии провозглашенного нейтралитета Венгрии. При этом Надь говорил советскому послу Ю. В. Андропову, что с трудом удерживает венгерскую армию от нападения на советские части.

Следует подчеркнуть, что решение Надя о выходе из ОВД противоречило конституции ВНР, так как денонсировать международные договоры мог только парламент. Само правительство Надя 30 октября — 3 ноября переживало постоянные реорганизации. В конце концов, в нем остался только сам Надь (премьер и министр иностранных дел), а остальные министерские посты были зарезервированы для возникавших некоммунистических партий. В то же время была распущена ВПТ и вместо нее создавалась Венгерская социалистическая рабочая партия (ВСРП) во главе с Я. Кадаром. Однако Кадар 1 ноября приехал в советское посольство, а затем был переправлен в Москву, где дал согласие возглавить новое правительство Венгрии (его кандидатуру предложил Хрущеву Тито). В начале ноября «Свободная Европа» уже настраивала
мятежников на отстранение «коммуниста» Надя и передачу власти лидеру
клерикальной оппозиции кардиналу Миндсенти, освобожденному 30 октября
из-под домашнего ареста. На совещании 1 ноября в Белом доме констатировалось, что «Имре Надь потерпел крах, повстанцы требуют его ухода». Кардинал Миндсенти рассматривался в связи с этим как новый «харизматический лидер революции».

В тот же день, 1 ноября, «ревком» венгерских ВВС потребовал немедленного вывода из страны советских войск, угрожая в противном случае нанести по ним бомбовые удары. Между Веной и Будапештом был организован воздушный мост, по которому наряду с продовольствием и медикаментами в страну переправлялось оружие и перебрасывались
хортистские офицеры.

3 ноября миссия США в Венгрии согласовала по телетайпу с Вашингтоном заявление кардинала Миндсенти, в котором он в качестве нового лидера Венгрии требовал военной помощи США. На рассвете 4 ноября на основании приказа главкома ОВС ОВД маршала И. С. Конева Советская армия приступила к проведению операции «Вихрь» (участие своих вооруженных сил предлагала Румыния). В операции участвовали 11 дивизий, отдельные части и силы авиационной поддержки. Уже в тот же день советские войска овладели всеми крупными городами Венгрии, хотя отдельные стычки продолжались до 8 ноября.

Западные корреспонденты наблюдали, как уставшие от анархии венгры «стекались» в советские комендатуры, чтобы указать на места, где скрываются вооруженные группы мятежников. 4 ноября к венгерскому народу обратилось Венгерское революционное рабоче-крестьянское правительство во главе с Кадаром с призывом бороться против
«террористов и бандитов». Части венгерской армии не оказывали сопротивления
и в основном разоружались. Отдельные группы солдат и офицеров помогали советским войскам.

Имре Надь и группа его сторонников нашли убежище в посольстве Югославии, а кардинал Миндсенти — в миссии США. Всего советские войска потеряли в ходе беспорядков в Венгрии в октябре — ноябре 1956 года 640 человек убитыми и 1251 ранеными. Венгров погибло около 3000 человек, причем 48% были моложе 29 лет. Как показали опросы среди венгерских эмигрантов в Австрии, после мятежа из Венгрии
бежали примерно 200 тысяч человек), более 70% участников беспорядков регулярно слушали «Свободную Европу». Американские психологи признавали, что среди опрошенных венгерских эмигрантов было очень много лиц, склонных к насилию или воспринимавших вооруженную борьбу как «спорт» и «приключения». Среди руководителей отрядов мятежников встречалось немало бывших преступников, в том числе и уголовных (всего в ходе мятежа из тюрем выпустили около 10 тысяч уголовных
преступников и 3324 «политических» заключенных).

4 ноября Миндсенти уже попросил убежище в миссии США в Будапеште.

Мятеж нанес Венгрии ущерб в 22 млрд форинтов, что равнялось четверти национального дохода страны в 1955 году. В ноябре 1956-го промышленное производство в республике составляло лишь 18% сентябрьского. Из-за бесконтрольных «экспроприации» «ревкомов» были дезорганизованы финансы. Было полностью разрушено 3000 квартир,
а 17 000 — серьезно повреждено.

К середине ноября 1956 года по линии советских органов госбезопасности (аналогичные венгерские структуры были по сути ликвидированы Надем) были задержаны 4700 граждан ВНР, из которых арестованы 1400 человек. Вопреки распространившимся на Западе слухам, никаких массовых депортаций венгров на территорию СССР не проводилось. В тюрьму Ужгорода в первые дни подавления мятежа были временно вывезены 846 арестованных, которых вскоре передали венгерским властям. Кстати,
Специальный комитет ООН по венгерскому вопросу, созданный по инициативе западных стран, признал, что в советских тюрьмах с арестованными обращались лучше, чем в венгерских.

В 1957 году после консолидации правительства Кадара венгерскими силами правопорядка были осуждены за участие в мятеже около 16 тысяч человек. К смертной казни были приговорены 400 человек, из которых казнены 229. Имре Надь под обещание неприкосновенности со стороны правительства Кадара 22 ноября 1956 года покинул территорию югославского посольства, но был арестован советскими органами
госбезопасности и переправлен в Румынию. Позднее, в 1958 году он был приговорен
в Венгрии к смертной казни. В Москве не ожидали столь сурового приговора, но вмешиваться не стали. Миндсенти вплоть до 1972 года находился в посольстве США в Будапеште, после чего ему разрешили покинуть страну.

В целом события октября — ноября 1956 года в Венгрии можно трактовать как использование внутренними антиправительственными силами обоснованного экономического недовольства некоторых слоев населения для насильственного свержения существующего строя при массированной пропагандистской поддержке Запада. Именно подстрекательская пропаганда со стороны США (о чем наглядно свидетельствуют
документы американского внешнеполитического ведомства) превратила мирное движение за реформы в стране в кровавую вакханалию, стоившую жизни сотням венгров и русских.

(с)Н.Н.Платошкин, статья "События 1956 года в Венгрии: правда и мифы".

Если кому интересны ссылки на документы, откуда что взято автором, скачайте с торрентов люттваковский “Государственный переворот. Практическое пособие”, смотрите статью там, в конце. Увы, не было времени переносить сюда аккуратно все ссылки, просто выпилил текст.
Tags: военная история, движуха
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments