Бойцовый кот Мурз (kenigtiger) wrote,
Бойцовый кот Мурз
kenigtiger

Categories:

Грустная история о том, как армия ДНР осталась без БПЛА

Можно было бы вынести в заголовок жирными буквами "Заговор против спецназа ГРУ ДНР", но я предпочитаю оставить эту фразу подзаголовком и снабдить знаком вопроса. Что и как там было вне моего поля исследований - без меня разберутся.

Этот очень грустный текст я посвящаю связисту из артдивизиона 3-й бригады армии ДНР, Евгению Крыжину, ЖЖ-юзеру fareastener, который любит в комментариях к моим постам про армию ЛНР писать "В ДНР порядка больше". Как-то раз, помнится, то ли у себя в ЖЖ, то ли у меня, написал даже что-то вроде "Кончится тем, что к вам в ЛНР приедут из ДНР и всех неадекватных зачистят". Ну-ну.

Итак, как я уже писал у себя в ЖЖ, 9oodw1n, руководивший в Новороссии отрядом БПЛА (Беспилотных летательных аппаратов), работавшим сначала в Луганске, а потом - в Донецке, помещенный в Москве под домашний арест в связи с обвинениями по "Делу Гудвина", некоторое время назад попросил меня стать его заместителем и далее руководить отрядом.

Моя первая задача состояла в том, чтобы вместе с вернувшимися из России бойцами отряда БПЛА прибыть в Донецк, в расположение отряда на территории одной из баз ГРУ ДНР, там собрать, упаковать для транспортировки и вывезти в Россию для ремонта, модернизации и доукомплектования 4 самолёта и 1 коптер, которые проходили испытания в Новороссии. А также вывезти с собой всё остальное оборудование, принадлежащее отряду, и личное снаряжение бойцов, ездивших в Россию, оставшееся в расположении. И, проведя необходимые мероприятия на базе отряда в России, вернуться обратно в Донецк для дальнейшей работы.

Прибыв 27 июля в расположение отряда, мы обнаружили, что двери 5-го этажа одного из зданий базы, который этаж был целиком отдан под расположение и мастерские отряда БПЛА, взломаны, и никакого оборудования и личных вещей бойцов внутри нет. За исключением небольшого количества личных вещей и бумаг, которые были выброшены из рюкзаков бойцов теми, кто их разграбил. Например, обнаружились термобельё и разбросанные носки, а также упаковка от контактных линз и тюбик средства по уходу за ними. Также были оставлены некоторые части сильно поврежденного и неоднократно восстанавливавшегося БПЛА, о судьбе которого в своем ЖЖ писал Гудвин. Они имеют разве что музейную ценность.

Что произошло? Когда произошло? Кто и что делал в наше отсутствие? По распоряжению Гудвина я начал опрашивать людей, которые могли что-то видеть и знать, начал восстанавливать хронологию событий. Как выяснилось, они были тесно связаны с историей вокруг ГРУ ДНР, случившейся 14 июля, которую частично и не совсем точно, без многих важных деталей, уже выложили в интернет.

Завершив свою работу в Донецке, я имею добавить к этой истории некоторые правки и ту её часть, которая коснулась отряда БПЛА СнП ГРУ ДНР.



Началось всё с того, что 23 июня Гудвин отправился по делам группы в Россию. 30 июня туда же уехали ещё четверо бойцов отряда, на переподготовку. Параллельно, по итогам анализа логов аппаратов, столкнувшихся весной с украинскими средствами РЭБ, решался вопрос о переоснащении аппаратов и выводе всей группы в Россию для замены ПО и части блоков на беспилотниках. По итогам прошедших испытаний так сказать. Собственно, именно эти бойцы присутствовали на суде по мере пресечения Гудвина.

А на базе в Донецке остались трое. Будем называть их Номер 1(за старшего), Номер 2 и Номер 3, которого можно было бы назвать по имени, но просто за компанию он будет под номером. ФИО и прочие данные первых двух известны, но у нас они пойдут под номерами. Не хочется позорить людей, которые по причине своей молодости и неопытности стали пешками в чужих играх. Бывает. Будет им хороший урок, если переживут тех, кто двигал ими по доске. Ну, мне хочется верить в то, что переживут. Номер 3 - точно переживёт, потому им манипулировать не получилось.

На базе у этой троицы было горячее питание в столовой, крыша над головой и чёткие инструкции не оставлять "на хозяйстве" меньше двух человек. Которые инструкции они, естественно, нарушили при первом же случае. В первый раз - без последствий. А на базе, между прочим, находилось имущества примерно на 1,6 миллиона рублей. Не только сами аппараты, но и ЗИП к ним, оборудование для управления беспилотниками с земли, много ценного радиооборудования и личных вещей команды, которая выехала в Россию налегке.

Вскоре после задержания Гудвина и помещения его под домашний арест Номер 1 отыскал меня в соцсетях и поинтересовался, в курсе ли я, что Гудвин в Москве арестован.

"Да, - сказал я, - в курсе".

9-го июля и сам Гудвин довёл Номеру 1 в ответ на его запрос "Что нам делать?" - "Скоро наши приедут, часть базы свернёте. У нас ожидается месяц работы и тренировок в Подмосковье."

Собственно, это было как раз после принятия решения на переоснащение аппаратов с выводом их в РФ. 9-е число. Это последний раз, когда человек что-то спросил у Гудвина.

В этот момент в Москве уже началась работа по ремонту и дооформлению нашей основной рабочей легковушки, плюс добывали дополнительный транспорт, под аппараты, которые предстояло везти все сразу. Стартовать и прибыть за мной в Луганск ребята смогли только в 20-х числах.

Тем временем Номер 1 доверительно сообщал мне, что "Если Гудвин ещё появится в Донецке, его посадят на подвал". Аналогичная формулировка прозвучала и в адрес заместителя Гудвина. Когда я поинтересовался, откуда такая информация, Номер 1 сослался на "людей из МГБ". И тут же поинтересовался у меня, нельзя ли ему взять себе приглянувшийся рюкзачок из небольшого гуманитарного груза, который временно хранился на базе. Мол, личных вещей у него много, без рюкзака неудобно. Я доходчиво объяснил, что все вещи в этом грузе везутся в Луганск, в батальон "Август", конкретным людям по их просьбам. Если очень надо - выйдешь с нами в Россию на переоснащение техники, и там тебе купим рюкзак. Меня удивлял тот момент, что человеку зачем-то понадобился для большого количества вещей такой маленький рюкзак-однодневка.

Я не знал, что человек уже не собирался выходить вместе с нами в Россию. 10 июля, на следующий день, Номер 1 при помощи Номера 2 вывез с базы на "Газели" все 4 БПЛА, и самолёты, и ремонтировавшийся коптер, а также часть бортовой электроники к ним.

Со их слов вывезено всё было в "Оплот", во владения их общего знакомого, командира с позывным "Топаз". Хотя человек получал, при свидетелях кстати, чёткие инструкции - к кому обращаться в случае опасности. И это был не "Топаз". "Топаза" не было в "тревожном" списке ни на первой строчке, ни на второй. Его там просто не было от слова "вообще". С какой радости имущество отряда БПЛА при СпН ГРУ ДНР должно уезжать куда-то, кроме ГРУ ДНР?

24-го числа, ожидая прибытия в Луганск группы, вернувшейся из России, я получил, в ответ на запрос о том, какова ситуация на базе, сообщение от Номера 1, что он якобы в Марьинке, на передовой.

"- Прикольно! - сказал я, - А оборудование и беспилотники где находятся?"
"- Не имею понятия, - отвечает он. - Я уехал с базы давно. Я не собираюсь без копейки денег сидеть там вечно и бесплатно охранять чужие вещи. Что с оборудованием, я не знаю и я не обязан его стеречь. Нас бросили и уехали, а мы должны там стеречь и ждать непонятно чего. И ещё нам ничего не рассказывали и не звонили из Москвы. Мы узнали от других людей о том, что Гудвина обвинили в мошенничестве и арестовали, сейчас он находится под домашним арестом".

И всё в таком духе. Человека оставили страшим, жили эти трое в точно таких же условиях, что и вся база, "без копейки", потому что зарплату всем задерживают, но с голоду никто не умирал - кормят в столовой вкусно. Дождись несколько дней, сдай нормально свой пост и, если тебе не нравится служба, не нравится, что нет денег на бухло и тёлок - иди служить в другое место. Всех предупреждали, что просто и легко не будет. Совсем срочно надо всё бросить и уйти в другое место? Неймётся? Есть связь с Москвой, обратись, и тебе скажут, кому из офицеров СпН ГРУ ДНР передать старшинство над хозяйством БПЛА. Есть какие-то проблемы? Тебе дали список людей, к которым обращаться в любых ситуациях, вплоть до внезапного начала уличных боёв в городе или интенсивных обстрелов района базы. Не будет безопасной от обстрелов базы - у большинства офицеров есть в городе съемные квартиры или комнаты, можно вывезти туда. Оборудование стоит дорого, и от того, как скоро оно заработает на полную мощность, зависят жизни людей, их бойцов-спецназовцев и их самих. Люди это понимают и будут готовы помогать.

Заметьте, 24 июля человек мне не сообщает ни слова про то, что что-то было вывезено, причём вывезено им самим. Мне к тому моменту было уже очень интересно, что это за "другие люди", которые доверительно сообщили ему об аресте Гудвина в Москве, а потом "присели на уши" с рассказами о том, что Гудвин из Москвы уже не вернётся никогда, а если вернётся, то "попадёт на подвал". Персоналии оных "компетентных источников в МГБ ДНР" стали мне чрезвычайно интересны ещё и потому, что переписка Номера 1 с другими членами группы, находившимися в Москве, изобилует паникой на тему "Съезда освободителей", одним из организаторов которого был Гудвин, и в котором участвовали члены его команды, жившие до войны на оккупированных нацистами территориях. "Зачем вы в это влезли?! Там всё уже поделено давно!!!" - пишет человек, опять, видимо, по мотивам "утечек из МГБ". (Из МГБ ли?)

И вот он 10 числа, получив 9 числа приказ "Ждать приезда наших", не согласуясь с Москвой, вместе с Номером 2, вопреки всем и всяческим инструкциям, выданным ему ранее, тайком от Номера 3 вывозит оборудование. Да-да, о том, что они вместе с Номером 2 вывезли БПЛА, мы узнаем от Номера 3, который, буквально, проснулся - а "бортов" нет. Парень действует по инструкциям - немедленно уведомляет Москву о ЧП. Видимо, потому-то его и не попросили помочь грузиться - он был спросил - "А с Гудвином согласовано?".

Из Москвы тут же перезванивают Номеру 1 - "В чём дело?" Ответ - "Я вывез к "Топазу" всё ценное, оставил только личные вещи". 10-е число. А 14-го числа происходят известные события, заканчивающиеся "вооруженным противостоянием" на той самой базе спецназа. А теперь отмотайте текст вверх, на мой диалог с человеком 24 июля. "Где всё?" "Не имею понятия". Прекрасно, да?

Задаюсь вопросом: Что и как надо было подрассказать и как запугать человека, чтобы он, имея инструкции о том, к кому обращаться в случае напряженных ситуаций и получив чёткие инструкции от командира "Сидеть и ждать приезда остальной группы", на следующий же день сорвался с базы и вывез БПЛА тайком от своего бойца в сторону, никак инструкциями не предусмотренную. При наличии связи с Москвой, Гудвином и остальной командой.

ИМХО, ответ кроется в двух деталях. Первая касается "запугать". Номер 1 тоже был немного причастен к "Съезду" и, судя по его панике, зафиксированной в логах, на него хорошо давили. Требовали ли конкретно показаний против Гудвина, думаю, можно будет потом узнать, обнаружив соответствующие бумаги за подписями Номера 1, а, возможно, и Номера 2.

Вторая деталь касается "подрассказать". Дело в том, что список людей, к которым Номеру 1 было сказано обращаться за помощью, включал в себя в основном офицеров ГРУ ДНР. Или людей со спецназом ГРУ непосредственно связанных. Бумагами это "подрассказать" вряд ли можно будет подтвердить, так как от человека требовалось только слушать и кивать рассказам о том, сколько в ГРУ врагов народа.

Впрочем, рассказывали, видимо, не только о предательстве всех офицеров ГРУ. Поспешность эвакуации определялась, видимо, тем, что человеку внушалось, что вскоре базу ГРУ ДНР, на которой он находится, ожидает "разоружение". Процедура не из приятных, учитывая, что вряд ли спецназ просто так сложит оружие.

На 14-е число, кроме отряда БПЛА в том же здании базы располагалась на 3-м этаже 3-я рота СпН ГРУ ДНР, которая в канонической версии событий, ссылку на которую я дал в начале текста, состояла из "многих бойцов, не желавших более принимать участие в этом театре абсурда". Которые, "опасаясь бессудных расправ", закрепились в своём расположении, то есть на 3-м этаже, и в итоге получилось несколько часов "вооруженного противостояния", после которого 3-я рота покинула здание и перебралась на другую базу, в другом конце города. Кто там был прав, кто виноват, и в чём на самом деле заключалась суть конфликта - я не углублялся. Когда я опрашивал людей, то во всех трех ротах обнаружились адекватные бойцы и командиры. Где именно и какие "преступные группы" там сложились, если сложились, и занимались, если занимались, вместо оперативной работы по городу прессом и отжимами - вопрос к соответствующим следственным органам республики. Радует то, что люди, будучи "на нервах", не перестреляли друг друга. Как это, возможно, было кем-то запланировано.

Впрочем, меня происходившее 14 июля вокруг нашей располаги до, во время и после вооруженного противостояния интересовало исключительно с точки зрения нашего пропавшего снаряжения. И люди из всех трёх рот нам активно помогали в наших попытках установления истины - по первой же нашей просьбе с нами встречались и бойцы, и командиры, максимально полно и точно отвечали на наши вопросы.

Как я уже сказал, по состоянию на 27 июля запиравшееся на ключ расположение отряда БПЛА, занимавшее весь 5-й этаж, было взломано, и всё находившееся там снаряжение, оборудование и прочие ценности исчезли при наличии, скажем так, следов перекапывания рюкзаков и выкидывания лишнего-бесполезного. Только снаряжения бойцов и оборудования, не относящегося непосредственно к БПЛА, пропало на сумму более 300 000 российских рублей. Ноутбуки, форма, летняя и зимняя, разгрузки, бронежилет, радиостанции, оптика, портативная видеокамера... словом, солидный список. Сами БПЛА вместе с аппаратурой управления, ЗИПами, средствами связи прочими необходимыми вещами - это примерно на 1 300 000 рублей под подсчётам Гудвина.

Естественно, мы пошли общаться к 3-ей роте, которая 14-го числа занимала оборону в нашем корпусе. Человек, который в тот день поднимал её "по боевой", и потом, по достижении определенных договоренностей, выводил из расположения, сообщил нам, что на пятый этаж никто не заходил.

После этого мы пошли общаться с теми, кто остался на базе и, в конце концов, нашли человека, который, уже днем 15-го, обходил всё здание целиком. Дверь, по его словам, уже была выломана, комнаты опустошены. Этот человек передал нам немногочисленные запчасти от БПЛА, которые бойцы подобрали в мастерской. Моё внимание привлёк блок из двух пластин литий-полимерных аккумуляторов, каждая по 5000 mAh. БПЛАшникам приехала нехилая коробка таких пластин для сборки аккумов под конкретные задачи. Собранных из них блоков, готовых и частично готовых аккумуляторов разной емкости, а также одиночных запасных пластин в мастерской лежало много. Почему "грабители" бросили именно эту?

Как оказалось, это были пластины, запоротые при спайке их в блок Номером 2, который только учился работать с новой техникой. Внешне целые на вид, они были уже непригодны в дальнейшем к полноценному использованию. О чём знала только группа БПЛА, и никто больше. Ну вот так совпало, что именно эти, запоротые, "грабители" не взяли, оставили почему-то.

После выяснения этого я уже совершенно не удивлялся характеру наших телефонных бесед с Номером 1 и Номером 2 после нашего прибытия в Донецк с целью забрать наши БПЛА. Чем дальше, тем больше вместо смешных отмазок в ход шло запугивание. "Вы свои "борта"(т.е. летательные аппараты) не получите", "Уезжайте, пока с вами ничего не случилось", "Вы тут никто и звать вас никак", "Я ничего не подписывал и ни за что не отвечаю". И всё такое. Ну, я думаю, архивы покажут, кто что успел подписать за эти дни.

В общем, ситуация дикая. Три роты спецназа ГРУ ДНР, у которых по горло своих проблем и ни одного человека личного состава, имеющего прямое отношение к БПЛА, помогают нам разбираться во всём и нормально с нами разговаривают. А люди из нашей собственной группы, несущие прямую ответственность за оборудование, то морозятся, то угрожают, то съезжают "Ну вы только уедьте, а борта получите как-нибудь потом". Мы даже не можем получить полный список якобы вывезенного "только оборудования". Хотя им-то как раз в первую очередь надо бы с нами общаться и объясняться. Зачем и почему они вывезли аппараты не туда, куда им было сказано и передали не тому, кому было сказано. Причём попутно постепенно выясняется, что оба два молодых человека уже не у нас в отряде, а подчинённые этого самого "Топаза". То есть в ответ на звонок человека Номеру 1 с рассказом о том, что он неправильно поступил, и надо бы срочно вернуть технику обратно, человеку звонит "Топаз" в формате "Что за наезды на моего разведчика!?" А Номер 2 вообще открыто демонстрирует людям ксиву с нового места работы. При этом позвонить нам и одним звонком решить все проблемы "Топаз" не может. Стесняется?

После этого мне оставалось только навести справки о том, кто такой "Топаз". Конечно же, это оказался вовсе не тот "Топаз", который "Топаз", дай команду!" из известного видеоролика, но тоже примечательный товарищ. Вот, например, его "интервью в маске" годичной давности.



"Топаз", как вы сами можете услышать в этом ролике, - начальник особого отдела "Оплота". Человек, с одной стороны, к Захарченко достаточно близкий и малость повоевавший вместе с ним. С другой стороны - человек, который со своими амбициями явно не вписывается в подготавливаемые для ДНР нынешним руководством будущие расклады служб и ведомств. Человек, чувствующий это и желающий как-то ситуацию изменить путём демонстрации своей важности, нужности и полезности. Потому как "Оплот" постепенно становится простой "номерной" 5-й бригадой НМ ДНР, которой "особый отдел" как собственная спецслужба с козырными ксивами не положен. И надо куда-то пристроиться. Где можно будет по-прежнему козырять ксивами и заниматься тем же, чем раньше. Оптимально - иметь собственную спецслужбу, бегать с автоматами и совать всем под нос козырные ксивы, но не делать нудную ежедневную работу спецслужбы, которой работы сейчас в ДНР не просто море - океан.

"Съезд освободителей", одним из организаторов которого, как я уже сказал, был Гудвин, и который проводился в Донецке вполне легально, без каких-либо тайн от властей ДНР и с их ведома, в этом плане оказался просто-таки подарком судьбы, особенно учитывая последовавшее за ним в порядке совпадения задержание Гудвина в Москве в связи с его антирейдерской деятельностью. Деятельностью вполне успешного московского адвоката, у которого много врагов, недовольных исходами выигранных им тяжб.

Съезд, втихаря пока что, объявили попыткой конституционного переворота, а Гудвину заочно погрозили подвалом. Далее в течение нескольких дней "хорошие люди" "присели на уши" бойцам, оставшимся охранять нашу базу. То, как их запугивали, ясно видно из переписки с ними. Интонации панические - "Во что вы нас втянули???", "Почему вы нам ничего не рассказывете???". В ответ на вопросы "А что и о чём бы вы хотели услышать?" - молчание.

Бойцам было кого позвать на помощь и в том случае, если они считали, что отряд БПЛА на базе СпН ГРУ ДНР находится под угрозой изъятия какой-либо техники в процессе "разоружения" обитателей базы. Необходимые знакомства у людей были. Могла приехать тревожная группа и посидеть вместе с ними, посторожить, если мальчикам страшно. И вывезти вариантов тоже было много, все они проговаривались. Но выбрали именно вывоз в сторону "источников в МГБ ДНР". Вернее, я бы сказал, "источников", очень желающих стать частью того МГБ ДНР, каким его планируют выстроить.

Того, что внезапно найдётся человек, никак со "Съездом освободителей" не связанный, как, например, заместитель Гудвина, которого сажать на подвал не за что, и который приедет и станет задавать вопросы, попросит вернуть технику, никто предположить не мог. Именно поэтому Номер 1 и Номер 2, которым посулили вольготную жизнь на новых рабочих местах в особом отделе "Оплота", так обеспокоились нашим приездом и стали рассказывать нам, что у нас "будут неприятности" и "нам всё равно ничего не отдадут". Номер 1 тот даже со страху забанил меня в личке своего аккаунта в соцсети, чтобы я не мог писать ему сообщения. Хотя крайнее, когда он "был на боевых", мое сообщение в его адрес заканчивалось вот так:

В общем, если есть какая-то определенная информация о том, где оборудование было оставлено, в каком состоянии, кого вызванивать, когда приедем на место. Контакт Номера 3 есть? В остальном - не парься, воюй, разберёмся. Лишние мысли про посторонние дела тебе сейчас только повредят. Главное - со связи не пропадай.

"Со связи не пропадай" сказал я, и человек решил моментом пропасть со связи. Я доложил всё это Гудвину, Гудвин сказал "Всё ясно, выходите в Россию, дальше уже не вам с этим разбираться".

Ну хорошо, сказал я себе. У нас под рукой остаётся Номер 2, который сообщил нам, куда вывезли БПЛА, со связи пропадать не спешит, поговорю с ним по телефону. В конце концов, мы можем себе позволить задержаться ещё на несколько дней. "Отжатые" БПЛА без пилотов и подготовленных технических специалистов - мёртвый груз, причём надолго. И, если дело обстоит так, как описывает нам Номер 2, то есть вывозили только сами "борта" и часть БРЭО, без оборудования наземной станции слежения, это - совсем-совсем мёртвый груз, причём надолго-надолго. Не понимает этого только совсем уж дурак. Аппараты можно попытаться продать кому-то или красиво "подогнать" в подарок, но это беспонтовый "подгон". Люди долго будут ковыряться в железках и софтинках, собранных и настроенных не ими не для них - типовые в машинках только корпуса и некоторые компоненты, остальное - гудвиновские эксперименты, разобраться в которых без Гудвина и его людей реально, конечно, но потребует очень много времени.

В этом случае, если действительно вывезли только БПЛА и часть БРЭО, наиболее рациональная линия поведения для Номера 2 - устроить возвращение мне "бортов", посетовать вместе со мной на то, что остальное, включая личное снаряжение бойцов, утрачено безвозвратно из-за "событий 14 июля" и "концов теперь уже не найти", выпить кофе, пожелать друг другу успехов и побед, и разойтись по-хорошему.

Но это если вывезли только БПЛА и часть БРЭО. Если же ребята на самом деле вывезли всё, то есть некоторые ненулевые шансы кому-то с некоторым успехом продать или "подогнать". И рациональная линия для них - не отдавать аппараты.

Взвесив все "за" и "против", я решил всё-таки попробовать дать людям возможность себя обелить в глазах Гудвина и поговорил с Номером 2 по телефону. Понимаешь, говорю, мне бы хотелось какой-то определенности и фактов. Пока что на лицо один факт - вы втроем, третий, правда, в наименьшей степени, отвечаете перед Москвой за пропажу оборудования и снаряжения на 1,6 млн. рублей. Я могу закончить с выяснениями и сообщить Гудвину этот факт. Если же "борта" вы всё-таки вывезли к "Топазу", то мне хотелось бы или получить их у него, или лично от него при встрече услышать "Борта у меня, но я вам их не отдам". Меня не интересуют причины, почему не отдадут и какие-либо ещё построения вокруг политики. Мне просто нужен факт. Заодно можем обсудить ваши вопросы к Гудвину. Вдруг я смогу на них ответить, всё-таки десять лет друг друга знаем. В любом случае, с бортами или без, мы уезжаем, самое позднее, во вторник, 2 августа.

Озвучив человеку эту позицию, я сел ждать реакции. В конце концов, я действительно его десять лет знаю, многое смогу объяснить людям, если они действительно обеспокоены вопросом "Что это за хер из Москвы?". Помню, Гудвин даже на "Петровку 38" заходил меня проведать, когда мы там сидели за помидоринг польского посольства. Элегантно, хотя и не совсем корректно, представившись "представителем работодателя", от которого я к тому времени уже уволился. Собственно, на той работе, куда его приглашали консультантом, мы и познакомились.

По итогам бурления в мозгах по ту сторону телефонной рубки я предполагал следующие основные варианты развития событий:

Никакого результата. Нам не организуют никакой встречи, никакой выдачи "бортов". Очень показательный вариант. Сворачиваемся, едем в Москву. Я докладываю Гудвину всё, что нарыл.

Нам отдают "борта". Прекрасно. Мы, конечно, ещё раз жалеем о том, что пропало всё остальное, сворачиваемся, едем в Москву, там ждёт море работы.

Встречу назначают. Прекрасно, я иду на встречу. В очень спокойных тонах говорю, слушаю, киваю и далее нам или отдают "борта", или нет, и я докладываю в Москву - "Борта у Топаза, но он их нам не отдаёт". И дальше с этим разбираюсь уже не я.

Однако, не всё можно предвидеть. Глухое молчание первого варианта было нарушено звонком одного из членов нашей команды, который, приехав с нами 27 июля в Донецк, не участвовал в наших исследованиях о пропаже и вернулся по своим делам в Луганск. Он, уже зная о том, что мы выходим обратно в РФ, попросил меня поучаствовать в передаче ему некоторой суммы денег от Номера 2. "Всё равно вы поедете в Россию через Луганск". Я ответил, что это несколько не так, и через Луганск, наверное, всё-таки поеду я один, потому как у меня там ещё дела, а остальным делать крюк не обязательно. В общем, говорю, нет проблем, пусть Номер 2 мне позвонит, встретимся, он передаст денег, я привезу.

Проходит день. Молчание. Звоню человеку в Луганск. "Ну как, когда Номер 2 собирается со мной встречаться?" Следует некоторая заминка, звонка Номера 2 я так и не дожидаюсь, вместо этого человек перезванивает и сообщает, что, внезапно, Номер 2 сам собирается со дня на день поехать в Луганск и сам всё передаст. Мда. Сколько замечательных совпадений...

Окончание и комментарии читателей к тексту - в следующей записи, тут место кончилось.
Tags: движуха
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author