Бойцовый кот Мурз (kenigtiger) wrote,
Бойцовый кот Мурз
kenigtiger

Короткая повесть о храброй девочке и голой Бахмутке

Было мне давеча нимношка стыдно. Сейчас вот текст напишу, может быть станет менее стыдно, хотя, по идее, чего стыдицо - обстоятельства случились от меня вовсе не зависящие. Но, когда толпа людей набросилась на девочку, которая сказала то, что должен был сказать ты, а ты не успел это сказать раньше, чувствуешь себя виноватым вне зависимости от того, почему и как именно это произошло.

Была у меня информация из Луганска, которую надо было озвучить, и я такой целый день сидел и думал - как бы лучше это сделать. Чтобы поменьше было воплей про паникёров, про гостайну и так далее. Аккуратно одним словом. И вот пока я сидел и думал, Аня Долгарева ВЖУХ! из Донецка в Луганск и (ВНЕЗАПНО!) получила эту же самую информацию, но уже из другого источника и выложила её со всеми сопутствующими издержками в виде отсутствия необходимых пояснений, которые были кабы не менее важны, чем сами факты. Потому как нет ничего "лучше" в ответ на короткое эмоциональное сообщение от девочки с заголовком "ЛНР бросает на убой почти полтысячи человек", чем размеренные и логичные рассуждения какого-нибудь "военного аналитика", сидящего подальше от передовой. Рассуждения о том, что "не надо поднимать панику", "всё так и задумано", ну и, конечно, "ты девочка, ты в этом ничего не понимаешь".

Окей, хорошо, добились. Вместо короткой заметки на эту тему, отдельной статьи на другую тему и пространного строго оформленного документа с моим любимым шутошным грифом "ДСП", который я хотел изваять где-нибудь к октябрю, будет сейчас один текст, а остальное - по возможности.



Так вот для того, чтобы понять, в чём проблема, вам, дорогие читатели, надо более-менее вникнуть в то, как выглядит сейчас война на "линии соприкосновения" от Станицы Луганской до Широкино. С нашей стороны большая часть этой линии не контролируется а всего лишь наблюдается с передовых НП (наблюдательных пунктов). Всё это называется "позиционной войной", но с классическими картинами из быта Первой Мировой имеет мало общего. Позиций как следует, правильно оборудованных, с многочисленным хорошо вооруженным "населением" не так много, находятся они в местах длительных обострений и главное их уязвимое место в случае размашистых движений противника - фланги, где начинаются эти самые НП, на которых единомоментно находится 5-6 человек, два из которых постоянно на "глазах", то есть следят за зоной ответственности НП, а двое других спят, чтобы их потом сменить.

Естественно, по фронту установлено некоторое количество МВЗ (минно-взрывных заграждений), которые, теоретически, замедляют продвижение противника. На практике же ещё Вторая Мировая война показала, что без должного огневого прикрытия, МВЗ немногого стоят. В нашем случае "разбирается" такая связка довольно просто. По заранее разведанным и расчищенным узеньким проходам в МВЗ под утро проползает украинская ДРГ, вырезает пост, выбив наблюдателей из оружия с глушителями, а рано утречком начинают работать сапёры. Если на посту и в штабе подразделения сидят дятлы, и проверка связи регулярно не проводится, то штаб так и не узнает, что пост вырезан, пока противник не начнёт накрывать артой ближайшую крупную базовую точку, корректируясь со свежезанятого НП или из его окрестностей. В этот момент противник уже проделает в МВЗ проходы для техники, за которой бодро побегут толпы пехоты.

Если проверка связи проводится, но по открытому каналу связи, противник ответ на вызов "центра" благополучно сымитирует, потому что позывные и все детали радиообмена прекрасно знает. Война идёт три года, на той стороне не бездельничают, и всё, что вы говорите в открытый канал или по сотовому телефону на передовой противник благополучно слышит и пишет.

А теперь давайте посчитаем, сколько процентов НП фронта имеют закрытую радиосвязь с тылом/штабом или хотя бы проводную связь, проложенную должным образом. Мало. Почему? Потому что штатные радиостанции армейские с закрытой связью никто на такие точки не даст - их же захватят "на раз" если что, а полёвки не хватает. И полевых телефонов не хватает. И коммутаторов полевых не хватает.

Да, на дворе не 1917-й год а 2017-й, но у нас тут кризис с полёвкой. С обычным полевым армейским двухпроводным телефонным кабелем. Дико, смешно, но это так. Её требуются многие сотни километров, если не тысячи, причём её недостаток на передовых позициях порождает ещё больший дефицит - кладут линии "по кратчайшей", на которой кратчайшей случается такое количество разрывов из-за постоянных обстрелов, что кусок за кусом ты эту полёвку вынужден списывать, когда на ней образуется совсем уж дикое количество "сростков". А проложиться применяясь к местности, да ещё "звёздочкой", как положено, с коммутатором в центре... об этом можно только мечтать. Почему? А потому что штаты батальонов писаны с российских, которые, в свою очередь, писаны под совсем другую войну, полноценную войну, когда фронт батальона - всего несколько километров, а не 25-30. И полёвки ему там выписано по штату 5-8 км. И телефонов смешное количество в расчёте на то, что, сдав один поломанный в ремонт, бойцы тут же получат новый. Надо ли рассказывать, как у нас обстоят дела с ремонтом оборудования связи, начиная с телефона и заканчивая станцией Р-173, или вы уже догадались? Вот я тут сижу и думаю, где и как мне подешевле и поближе к границе достать километров 30 полёвки, чтобы закрыть самые сказочные дыры такого плана, о которых я знаю. (А вот полигоны, кстати, прекрасно оборудованы проводной связью. Потому что там большое начальство бывает и... возлюбит всех странною любовью, если связи там не будет когда "слоники бегают". Передовая? А это где?)

Для идиотов, твердящих об "ВСУшниках, не умеющих воевать", сообщаю - они умеют, потому что прошло уже больше трех лет войны. Залезть в ближний тыл наших, причём не просто со снайперкой, а с пусковой ПТРК и двумя "трубами" к нему и отработать по машине на рокаде - это уже давно штатное упражнение украинских ДРГ. Так что, дорогой username, репостящий статью под заголовком "Джавелины ВСУ не помогут", подумай на досуге, что сделает с нашим танком ВСУшник, уложивший старый советский ПТУР в движущийся грузовик, имея вместо "Фагота" "Джавелин". Представь, дорогой, как ты из этого танка пытаешься выбраться, а у тебя не получается, потому что ПТУРом не только командира убило, но и тебе, наводчику-оператору, ногу почти оторвало, на коже, что называется, висит. И ты, теряя силы (в голове уже всё плывёт, плюс контузия, все дела) и пытаясь найти, чем кровь остановить, среди насыщенного запаха палёной человечины мучительно думаешь о том, что огонь вот-вот доберётся до "карусели". (Автоматическая система пожаротушения в танке конструктором вообще-то предусмотрена, но нормальное обслуживание её и поддержание в рабочем состоянии возможно в нормальной армии, а для тебя решили нормальную армию не строить. Ездит? Стреляет? БГ!) Представил? Вот и подумай, дебил, стоит ли перепощивать вещи, в которых ты не ориентируешься.

Но вернёмся к "наблюдаемой" передовой. Язык не поворачивается назвать это "огневым контролем", потому что в большинстве случаев нет возможности даже из двух банальных АГСов или "Утёсов" с двух сторон перекрыть интервал между НП. Контроль чисто визуальный. Функция НП c "гарнизоном" в 5-6 человек - это, как правило, крикнуть в телефон (с симкой украинского МТС), "ПОПЁРЛИ!" и попробовать убежать. Как правило, нет ни малейшей возможности получить немедленное огневое прикрытие со стороны арты (отведена) или миномётов (мало и требуется согласование разрешения на огонь). Организованное сопротивление начнётся на ключевых позициях в глубине, за завесой "НП", там, где эти позиции есть, и там, где на них успеют выдвинуться поднятые по тревоге бойцы. Там, где успеют развернуть соответствующие огневые средства - арту и миномёты. Через некоторое время после начала работы арты и пролёта БПЛА по участку станет ясно, насколько серьёзны намерения противника. В зависимости от этого будут подниматься корпусные резервы, спецназы, корпусная артбригада со 152-мм приборами ландшафтного дизайна типа "Мста-Б", танковые части, которые уааачпе отведены-отведены по "Минским соглашениям". Противник будет сметён артиллерией, отброшен и прочее, прочее, прочее.

Вот как-то так примерно себе представляют это всё штабы от бригады и выше. А как это бывает в реальной жизни? Например, зимой на Светлодарке, когда из трех позиций, потерянных во время внезапной атаки ВСУ, вернуть смогли только "Кикимору", отчитавшись о том, что "Крест" и "Звезду" распахали артиллерией так, что противник их оставил. Но вот беда - постоянно держать там арту артбригады и постоянно из неё работать - низя, заругает ОБСЕ, а укропы роют, постоянно роют, по всему фронту роют и там в том числе. Роют вперёд. Практически каждый облёт БПЛА даёт новые чёрточки траншей и ходов сообщения. Сейчас в тех местах снова между позициями сторон смешные дистанции.

Кстати, зимой же внезапно выяснилось, что на той стороне вполне себе головой думали всё это время, и, пока у нас нашивали георгиевские ленточки на ноги в ЛНР, а в ДНР учились на утренних построениях хором петь гимн, там достаточно массово отбирали и готовили снайперов. И на передке уаачпе плёхо теперь - головы не поднять. А у нас - самоучки, у которых денег не хватает на прицел лучше ПСО-1, не говоря уже про дальномер, мизерные на общем фоне поставки от организаций типа нашего КЦПН и огромное количество "носителей СВД", у которых деривация пачками и патрон в патроннике покрылся благородных цветов узором, пока винтовка безвылазно стояла в КХО.

Впрочем, об этом мы ещё поговорим, давайте, после пары страниц необходимого текста "бэкграунда", я всё-таки вернусь к исходной теме. К той информации об оголении позиций на Бахмутской трассе, которую, опередив меня, "озвучила" Аня. Кратко суть её выглядит так: "В ЛНР под предлогом учений с почти 50-ти километрового фронта, передовую линию которого занимают 14-й БТрО "Призрак" и 16-й казачий БТрО "Ярга", отводятся все подразделения 4-й мотострелковой бригады, прикрывающей этот участок, чем создается многократное преимущество противника в возможностях по концентрации сил и средств в пространстве и времени, которое позволит, в случае атаки, без особых проблем смять боевые порядки этих двух БТрО, уничтожить их, занять все ключевые позиции на участке, серьёзно продвинуться вперёд и прочно "зацепиться за застройку" в Кировско-Стахановско-Брянковской агломерации, обеспечив этому "плацдарму" надёжные коммуникации".

Не знаю, кто и как изложил ситуацию Ане, я её получил примерно вот в таком виде. (Я только мат убрал, и переписал культурными сложносочинёнными предложениями то, что после этого осталось.) Давайте опишу, как это выглядит на практике.

По штату, я подчеркну это, по штату, разница между штатами и реальной укомплектованностью бывает весьма заметная, БТрО это чуть меньше 300 человек, не помню точно, 280 с чем-то вроде бы. Я по службе период формирования БТрО в ЛНР не застал практически, поэтому сведения не очень точные. Так вот из этих 280 человек, чтобы получить число пехоты, "штыков", то есть стволов, на позициях, надо вычесть
- штаб батальона
- взвод обеспечения
- посты охраны на объектах батальона
- батарею миномётчиков
- батарею противотанкистов
- связистов
- медиков

и поделить пополам. Так что в самом лучшем случае при двух ротациях, одна - в увалах и в располаге, другая - "на окопах", получается 80-100 человек, разбросанных по десятку точек, включая блокпосты. Включая сюда разведку и сапёров. Самая тяжёлая огневая поддержка, которую сам себе может обеспечить БТрО - 120-мм миномёты, от исправности которых, а также от оснащения и выучки расчётов которых прямо зависит исход любого более-менее значимого боя на передовой. Что вам сказать про оснащение миномётчиков БТрО? Вот взять тот же "Призрак", которому много чего привозит и КЦПН и другие общественные организации. В конце прошлого года благодаря КЦПН наконец-то на всех миномётах 14-го БТрО появились нормальные оптические прицелы МПМ-44. Сколько это стоило и откуда взялось - подробности применительно к данному случаю совершенно излишне, сам факт красноречив - насколько это было пофигу большому начальству.

Броня в территориальных батальонах только легкая, как правило - старые БМП-1, реже (сильно реже) - "двушки". Броню имеет только одна рота, гордо именующаяся "мехротой". Как правило, не все они "на ходу", то есть где-то с полдюжины полностью рабочих БМП у БТрО на 20 км фронта набирается. Здорово, правда?

Итого, у нас 80-100 человек встречают противника в первой линии. С приказом "огня не открывать, за нарушение - 6 лет тюрьмы". В "Призраке", хоть немного удержавшись на некоторых ключевых точках, они имеют шанс оперативно получить эффективную поддержку огнём миномётов, которым разрешили поработать. Потому что у "Призрака" есть цифровая закрытая радиосвязь по всей линии фронта и в глубину. НЕ ШТАТНАЯ. В её развитие вложены, помимо значимых кусков зарплаты личного состава, которому жить хочется, многие сотни тысяч совершенно частных, а вовсе не казённых, рублей. И выращены кадры, которые могут это всё эксплуатировать.

Насколько быстро укропы обнаружат и заткнут при желании одну миномётную батарею? Очень быстро. Специально для любителей перепощивать анекдоты про "В каком котле служили?", поясню - сейчас, на четвёртом году войны, всю линию фронта в Новороссии постоянно облетают украинские БПЛА различного уровня подчинения. Машину в зоне действия миномётов противника лучше без маскировки не парковать даже на часик-другой. Может до прямого попадания дело и не дойдёт, но всё равно за ремонт потом долго не расплатишься. А уж если арта куда-то выкатилась без соблюдения надлежащих мер секретности, то она может получить первую плюху "ответки" ещё до того как сама заикнётся. Поэтому даже наличие оперативно и эффективно отреагировавших миномётов - всего лишь небольшой выигрыш времени. И весьма скромная поддержка для собранной по тревоге второй сотни человек при нескольких "бэхах", которая ещё немного задержит противника на фронте примерно в 25 км. 4 человека на километр и примерно одна БМП на 4 км. В общем, тоже не очень большой выигрыш по времени, после которого начинается знакомый по Второй Мировой войне сценарий, когда в бой, напрямую, с оружием в руках, идут все, включая штаб и поваров. (К слову, например, один такой бой 10 июля 1942 года у кладбища Тель-эль-Эйса, когда австралийцы смяли итальянскую дивизию "Сабрата", прямо за которой находился штаб Роммеля, вступивший в бой во главе с ЗНШ, фон Меллентином, стоил немцам большей части роты радиоперехвата вместе командиром. Которой роте "Африканский корпус" был прямо обязан многими своими прежними победами.) Проходит ещё немного времени, и управление боем теряется, после чего остатки батальона добиваются. Реальные, значимые подкрепления? Ну, они там, где-то в тылу собираются. Уже вот-вот, вот сейчас. Ой... пункты сбора "Градами" накрыло. Да, примерно так и будет. За те несколько часов, которые 4-я, уведённая в глубокий тыл, будет собираться-выдвигаться, оба БТрО будут тупо перемолоты.

Люди, хотя бы краем глаза следящие за событиями в Новороссии, конечно же, спросят меня - а почему же тогда все эти страшные вещи не произошли в дни боёв за населенный пункт Желобок в зоне ответственности "Призрака" в июне этого года? Рассказываю, благо я в августе у "Призраков" побывал и позадавал вопросов. Во-первых, началось всё с того, что артиллерия ВСУ не накрыла штаб "Призрака" в Кировске, что, учитывая уже стабильно достаточно высокий уровень арты ВСУ, можно считать счастливой случайностью. Управление начавшимся в этот момент боем потеряно не было. Во-вторых, случайно именно в тот день именно на позиции в Желобке оказалось усиление. Примерно рота атаковавших ВСУшников встретила в этом районе вместо 6-8 человек примерно взвод, если не больше, достаточно вооруженных и мотивированных наших, у которых достаточно быстро, пока не совсем ещё кончились патроны, появился приятный бонус - вызвать миномёты. Потом оперативно подтянулись ребята из 4-й и "огневые средства старшего начальника" оттуда же. Результат известен - из Желобка господ евроинтеграторов выбили. Благодаря тому, что на позиции было усиление а пехота и арта 4-й были "вот они, рядом".

Кстати, самым ценным трофеем тех боёв стали не брошенные противником боеприпасы, а лопата... Прекрасная, удобная, прочная прихватистая лопата, которая, по отзывам новых пользователей, практически "сама копает". Как будет фотка этой лопаты - обязательно выложу. Просто для напоминания некоторым, что не высокотехнологичные "Джавелины", а даже такие вещи как повсеместное наличие удобного стандартного шанцевого инструмента многое решают.

Укропы надеялись, быстро выбив пост в Желобке, зарыться там и, как минимум, оставить его за собой, а как максимум - зайти в посёлок Донецкий и закрепиться там. При наличии у 14-го БТрО "в быстром доступе" подразделений 4-й бригады на большее им рассчитывать не приходилось. Представляю ликование противника, когда его БПЛАшники на облётах увидели, как 4-я грузится и вывозится в тыл, что ему, противнику, немедленно подтвердила его агентура.

И это, кстати, евроинтеграторам ещё не повезло с батальоном. "Призрак", благодаря своей медиа-активности и помощи общественных организаций, смог с 2014-го года нормально укомплектовать своих теперь уже не очень многочисленных (об этом отдельный разговор будет) бойцов оптикой, средствами связи, компьютерной техникой, необходимой для управления боем в целом и артогнём в частности. У "Призрака", страшное дело, есть цветной принтер А3, который уже год печатает карты и облёты не только для "Призрака", но и для всей 4-й бригады. Картографическая документация "Призрака", позволяющая офицерам максимально быстро ориентироваться в обстановке, была в итоге принята за стандарт для бригады. Сделанная, замечу, отнюдь не профессиональными военными. Людям просто жить хочется, и они работают над этим. Результат этой работы я видел мимолётом во время очередного завоза КЦПНовского груза в "Призрак". Пары минут не проходит после шевеления на передовой со стороны ВСУ, как комбат у себя в штабе ставит палец ровно на то место снимка свежего облёта, где это происходит и тут же ориентируется, чем, как и кто сможет отработать по цели и в какие сроки. Да, БПЛА у батальона тоже не казённые.

"Карты. Связь. Оптика" - эту триаду "Призрак" прокачивает на деньги из своих зарплат и на общественные средства, но "Призрак" сейчас кабы не лидер всея Новороссии в плане объема помощи в пересчёте на бойца. А много вы слышали из СМИ о 16-м казачьем БТрО "Ярга"? Думаю, большинство вот только из обсуждаемого сообщения Ани и узнало об их существовании. Порадовать вас пробитыми днищами в области снабжения казённым имуществом подразделений в ЛНР и ДНР, чтобы вы ощутили всю прелесть ситуации, подобной этой, для людей, которые в бою смогут положиться, в основном, на свою стрелковку и несколько миномётов?

Про технику и танки, про аккумуляторы, тангенты и шлемофоны уже не говорю, слов тупо нет, одно восхищение. Замечательные, замечательные в стивенсоновском смысле, люди! Полгода прошло с национализации огромного кластера металлургии и металлообработки на Донбассе, а массовая обварка техники решетками против РПГ единых утверждённых образцов и контейнерами динамической защиты с учетом применения противником "Джавелинов" и барражирующих боеприпасов, которые Украина сейчас активно закупает в Польше, не налажена. Сирийцы, те самые, кого некоторые презрительно именуют "сраными арабами", в условиях куда более диких, чем на Донбассе, наладили этот процесс. А, между тем, я, кажется, уже писал про случай зимы 2015-го, после которого у нас в батальоне завелся ПТРД. Когда укроповский правильно обрешёченный БТР был обстрелян из нескольких РПГ-7, имел несколько попаданий и, когда его захватили, выяснилось, что экипаж его бросил... только потому, что машина завязла в глубоком снегу.

В общем, не будем про броню. Совсем грустно это, давайте чисто про пехоту и её проблемы.

Продолжение тут.
Tags: Новороссия, движуха
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author