Бойцовый кот Мурз (kenigtiger) wrote,
Бойцовый кот Мурз
kenigtiger

Category:

Цифры войны. 1 024 600 рублей и три увала

Именно столько, "1 024 600 рублей на 1 января 2019 года", значится в документах о добровольной передаче комбатом "Призрака" майором Алексеем Марковым, позывной "Добрый", ЖЖ-юзер trueredrat, денег в фонд батальона. Три года, с момента водворения батальона в его нынешний штат, комбат оставляет себе от офицерской зарплаты "солдатские" 15 000, а остальное отдаёт на закупки снаряжения, топлива, запчастей, лечение раненых.



Из оставшихся 15 000 рублей он отдаёт несколько тысяч рублей коммунальных платежей за свою однокомнатную квартиру в Москве, на остальное - заправляет и ремонтирует старенькую "Ниву", на которой ездит, изредка обновляет форму и обувку. Молчит о том, сколько получал в Москве, работая айтишником, потому что эта цифра, серьёзно более высокая, чем нынешняя майорская зарплата, окончательно порвёт людям шаблон. "ЗАЧЕМ ОН ЗДЕСЬ?!?!"

Дружно ржом над "компроматом", публикуемым украинскими ИПСОшниками, например, вот в этой группе в ВК. Свежее - про длительный запой комбата и всего батальона, который закончился захватом в плен рядового Сергиенко, которым, как ценным трофеем, украинские СМИ уже успели вдоволь погордиться. Я вот даже затрудняюсь представить, сколько километров окопов пришлось бы во искупление копать человеку, который, служа в "Призраке", попробовал бы не просто напиться, а ещё и мотивировать запой на службе днем рождения непьющего комбата.

Ну не могут украинские СМИ, не могут сказать своим зрителям и читателям всю правду обо всех этих заходах разведки "сильнейшей армии Европы" на наши НП. А разгадка как этого, так и вообще всех успешных рейдов ВСУ на позиции Народной Милиции ЛНР и ДНР, она очень простая. У нас людей мизер на передовой. Опорники и НП разбросаны так, что можно роты и батальоны втихаря заводить. Без техники если, потому что техника шумит. Так они, кстати, рано или поздно и сделают, но пока сильнейшая армия Европы чота ссыццо. Видимо, потому что понимает - с успешного захода и захвата чего-либо всё только начнётся. А дальше будет больно и неприятно. Так что выжидают, когда Россию посильне прижмут санкциями, чтобы попробовать учинить Сербскую Краину 2.0 с большей вероятностью на успех, на то, что Россия не вмешается. А пока выжидают - тренируются. Получается не всегда. Но в этот раз да, получилось - один спал после вахты, другой отвлекся, и - опаньки. Одного утащили. Про троих "зажмурившихся" "оккупантов" и прочее эпичное побоище - влажные фантазии евроинтеграторов. У нас людей столько нет, сколько они убивают в каждом бою, о котором победно отчитываются. Стыдобно же признать, что стоит против батальона численностью меньше 300 человек, если брать со всеми завскладами и часовыми на воротах, то одна бригада, то другая, полнокровные бригады, кстати, не кадрированные, и... не может бригада существенно этот батальон подвинуть.

Некоторое время назад я, кажется, уже писал, как, приехав в "Призрак" с очередным грузом, рассказал "Доброму" очередные истории о том, как он в "Призраке" наживается на гуманитарке. Он тогда, посмеявшись ( "Ага, и достраиваю четырехэтажный особняк где-то под Москвой!"), сказал, что с удовольствием послушает эти истории лично от тех, кто их сочиняет, если они пожертвуют в батальонную кассу хотя бы одну десятую того, что отдал он. Тогда это была одна десятая от полумиллиона. Сейчас, дорогие сочинители, комбат выслушает вас лично уже за 100 000. Торопитесь, каждый месяц сумма растёт.

В городе Кировске (ЛНР), который обороняет батальон, нет такой квартиры, нет такого дома, которые бы стоили миллион рублей. Здесь не ездят машины, которые столько стоят. Но город обороняет батальон, у которого только в связь вложены несколько миллионов рублей. И каждый месяц требуется не 5 и не 10 тысяч рублей расходов на то, чтобы вложенное продолжало работать.

Бесконечные попытки волонтёров, друзей, короче всех, кто помогает батальону, тактикульно нарядить комбата заканчиваются тем, что он все подаренные ништяки раздаёт тем, кому они нужнее. С войны домой привёз только один баул. Большой, полный, тяжёлый. Полный баул книг, подаренных самыми разными людьми, в том числе авторами этих самых книг. "Начнётся движ - потеряются, жалко" - пояснил комбат, оставляя на полке штаба, до которого штаба чудом не дотянулась артиллерия ВСУ летом 2017-го, всего несколько томиков, которые время от времени ему удаётся полистать. На передовую, где случается задерживаться надолго и ночевать, чаще берёт электронную "читалку", которую оставил ему один из вернувшихся в Россию добровольцев.

Впрочем, читать помногу просто некогда. Очень плохо со свободным временем у комбата, который хочет выиграть войну вопреки всему и вся...

- вопреки терриконам бумаг, производимых тылами, которые требуют от него воздвигать такие же терриконы бумаг ответных,
- вопреки политике РФ, которая отменила "Новороссию" и заключила "Минские соглашения"
- вопреки численному и техническому превосходству противника
- вопреки истощающимся местным кадровым ресурсам
- вопреки старой технике, которую иногда приходится собирать по кусочкам

У комбата в сутках три рабочих дня.

Первый - с утра и примерно часов до 6-7 вечера. Это поездки к начальству, бумажная возня, бытовые вопросы, вопросы снабжения и множество, великое множество прочих вопросов, которые ежедневно, потоком, так или иначе упираются в комбата. Ближе к вечеру, когда народу забегает в кабинет поменьше, начинается второй рабочий день.

Комбат, уединившись, разбирает электронную почту, координирует закупку и доставку гуманитарки, ломает голову над техническими проблемами, с которыми столкнулся батальон и решить которые больше некому - все уже загружены своими задачами с утра до ночи. То же самое ДЗУ-БТВТ нашёл в интернете он, обдумывая, как победить вечный дефицит аккумуляторов для бронетехники. И, если бы не приехал я на постоянную службу, то и ввод в строй этого агрегата тоже пришлось бы плотно курировать ему.

Третий рабочий день - часов с 8 или, летом, с 10 вечера и частенько - до самого утра. Это, собственно, война. "Принуждение противника, ведущего обстрелы наших позиций, к соблюдению Минских соглашений".

Когда голод напоминает "Доброму", что надо бы изредка поесть, он выбирается из кабинета. Раз в два-три дня получается нормально поспать, 4 или 6 часов.

И комбат такой не один. Не только он тратит обратно на войну значимую часть получаемого денежного довольствия. Не только он отдаёт все силы борьбе с противником, благополучно оправившимся от поражений 2014-2015 годов и получающим все необходимое для войны в том числе и из РФ. Все офицеры батальона воюют примерно так же. И солдаты тоже. И это уже вторая "цифра войны" в этом постинге. Цифра три. У нас, у рядовых тут три увольнительных в месяц, три выходных. Все остальные дни кто на передовой, кто работает по имеющимся задачам в располагах, временами - круглосуточно. Мне вот командовать некем, поэтому рабочих дня у меня в сутках только два - рядового связиста и блоггера-"гуманитарщика". Несколько дней посидев до 2-3 часов ночи свёл в кучку все заявки, которые есть на ближайшую КЦПНовскую машину, поотвечал более-менее на самую критичную почту. "Адреналин-раша" тут нет, поэтому в ход идет кофе и, когда кофием заливаться становится уже совсем опасно, "Кока-кола".

Командир нашего взвода связи, у которого тоже два рабочих дня каждые сутки - связиста, с паяльником, микроскопом и мультиметром в руках, и командира связистов, недавно позволил себе невероятную роскошь - после двух суток, проведенных то за рулём, то за тангентой, проспал часов, наверное, восемь. Или даже десять. Ему тяжелее, чем нам, рядовым, у него "увалов" нет.

Увы, иначе никак. Некому всё это делать, кроме нас. Некому удерживать эти десятки километров фронта, кроме сравнительно небольшого количества до предела измотанных бойцов и командиров, как местных, так и добровольцев.

Поэтому огромное спасибо Вам, Александр Юрьевич Бородай, за эти очень верные, правильные слова, сказанные в московском "Президент-Отеле" - "Сейчас необходимости в потоке добровольцев на Донбассе нет". Мы перебьёмся как-нибудь. Побольше спичек в глаза вставим, да я вот с ближайшего денежного довольствия пару блоков "Адреналин-раша" закажу Акелле.

Вы бы почаще рассказывали о том, как добровольцы здесь не нужны. Красочнее, аргументированнее. А то ведь всё равно едут. Начинаются всяких там мурзов, и вот уже - БАЦ! - стоит человек в кабинете у "Доброго", записывается в самую что ни на есть пехотную пехоту.

Да, диковато, конечно, смотрятся под привычную местную ночную канонаду вот такие вот ролики о том, как там, в России, "верные пехотинцы Путина" воруют миллиардами и складывают в кладовках пятитысячные купюры кубометрами. Диковато, чо уж.



Но как-нибудь мы, наверное, объясним личному составу, нашим каким-то, наверное, неправильным пехотинцам, почему они должны скидываться из своих зарплат в 15-20 тысяч рублей практически на всё, что им потребно для войны. (Да, собственно, никак ты людям этого не объяснишь, только личным примером.) Как-нибудь, наверное, мы объясним кое-как сводящим концы с концами русским людям по ту сторону Изварино, что нам тут нужна их помощь. Чтобы они, скинувшись тем "пехотинцам" на кубометры взяток, попилов, на похорошение Москвы, на "бэнтли" и "гелендвагены", на виллы в элитных районах "загнивающего Запада", на современную армию для войны в Сирии, оторвали от своих семей и от себя копейку для этих пехотинцев - на радиокабель, аккумуляторы, оптику...

Главное, Александр Юрьевич, вы Прилепина сюда больше не присылайте. Тяжело ему тут. Нет пространства для жеста. Совсем нет.
Tags: цифры войны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments