February 6th, 2015

Нисудьба мне пострадать от укропов

Я был бы не я, если бы скорая, транспортируя меня в тыл с ложным, благодаря паранойе медиков, диагнозом "воспаление легких", не попала колесом в колдобину настолько радикальную, что я чуть не сломал себе левую руку в двух местах. Хорошо хоть не сломал, просто очень жестко ушиб связки запястья и локтя.

Сами понимаете, после этого я просто не мог не сбежать обратно в батальон.
Батальон продолжает активные боевые действия под Дебальцево, людям и танкам нужна связь.
Как-то так.

Да, очень хочется пристально посмотреть в глаза пропагандистам, стряпающим победные сводки вдалеке от фронта, но давайте оставим эти развлечения на потом.

Просто знайте - если вам кто-то рассказывает, что какое-то укрепление или населенный пункт под Дебальцево взяли быстро, просто и без потерь, просто прицельно пёрнув с обратного ската ближайшей высоты - не советую этому верить.

Как и было сказано - по ту сторону люди всю осень и половину зимы времени зря не теряли. Зарывали войска, готовили их к бою. Блиндажи, крытые бетонными плитами, внешние улицы частного сектора, превращенные в одну сплошную огневую точку - всё в комплекте.

За что мы воюем?

У меня тут спросили, за что мы все тут воюем. Пока есть пять минут в интернете, напишу.

Я считаю, что мы здесь воюем за равноправие жителей Донбасса.
Запад Украины решил, что ему не милы Янукович и Россия. Устроили "революцию", защитили то, что считали своим правом - жить без Януковича и дружбы с Россией.
После этого Донбасс сделал абсолютно то же самое - заявил о своем праве жить без Мазепы, Бандеры, "прав сексуальных меньшинств" и порчей евроинтеграции.
Ему в этом праве отказали. Тем самым поставив всех жителей Донбасса в положение людей второго сорта.
Вот это - фашизм. А мальчики, идущие в бой в эсэсовских кителях и касках, - это так, уже статисты.

Вот за то, чтобы так не было мы, по моему скромному мнению, и воюем.