July 9th, 2015

Саундтреки трудного времени

Как-то уже много лет, десятка полтора почти, в самые трудные моменты жызни из плейлиста выпадает всё, кроме медведевского цикла

Баллада о кроликах - Религия - Таблетки от счастья - Изумрудный город - Мальчик - Песенка рудокопов - Солнце - Марш небесных связистов - Идиотский марш - Карлсоны - Корабельный кот

Иногда гремучая смесь полируется вот этим в исполнении Рената



и вот этим

Текущее

Всю ночь с тарищами офицерами делали бесконечную бумажную работу, эхфехтивность которой они сами оценивают не шибко выше нуля. Ближе к утру вот оседлал принтер распечатать кое-что из присланного диванными войсками.

Да, диванные войска порадовали не только мануалом на ТПУ Р-174, который я всё никак не мог достать, но и осветлённой версией скана одного из томов, наиболее упитанного, сусчественно снижающей расход краски на многоэкземплярное копирование. А оно, несомненно, последует. Ибо даже очень распространенный мануал на ТПУ Р-124, как выяснилось, нагуглить тут могут не все.

В общем, мы, судя по всему, таки наладим более-менее поточный ремонт и ТПУ Р-174 тоже. Первую партию отремонтированных Р-124 на днях будем забирать. Отремонтировано не армией, оплачен ремонт не армией. Оплачен из тех фондов, что приходят ко мне от тех же диванных войск.

Тангент, кстати, куплено уже 8 и три из них уже уходят на укомплектование одного из наших танков, вернувшихся в строй. Титаническими усилиями ремонтников восстановлена одна из машин, потерянных в своё время под Санжаровкой.

Межупрочим, трофейный "Булат", засвеченный в супергонках, достался нам с небольшим дефектом ТПУ. Там 174-е, думаю, теперь и с ним тоже разберёмся.

Ещё раз кстати, у батальона есть теперь свой нормальный сайт. Там можно задонатить танкистов, и они прокачают украинскую ветку до "Оплота".

Вот как-то так.

Так шутят в Луганске

Сидим ночью, печатаем и клеим в огромные полотна очередные мегабумаги. Крепим, так сказать, боеготовность. Вот просто дальше некуда как крепим. Потихонечку при этом сатанеем. И тут, с чуткостью опытного педагога ощутив этот момент, один из наших офицеров, доброволец из России, рассказывает для разрядки обстановки случай из жизни. Чуть менее чем недельной давности.

Луганск, 2 часа ночи. Товарищ офицер везёт в штаб очередные только что выправленные бумажки. Бумажки надо довезти именно сейчас, никак иначе. Утром они превратятся в тыкву, станут никому не нужной макулатурой, в которую никто никогда не заглянет, поэтому надо успеть. Ситуация бесит. Дополнительно бесит в 2 часа ночи перманентный недосып (надо же ещё когда-то успевать боевой подготовкой заниматься, соответственно 4 часа непрерывного спокойного сна - недостижимая мечта товарища офицера).
И тут он видит прекрасное. По прифронтовому ночному городу, в котором, на минуточку, комендантский час, идут три молодых человека со своими подругами. Молодые люди - классические, совсем классические, до полного разрыва шаблона(Луганск всё-таки, война как-никак), гламурные мальчики, модно одетые, постриженные по последней пацанской моде, атлетического телосложения, тщательно поддерживаемого в спортзале. Барышни соответствующие. Примерно та публика, которая год назад, когда укропов от Изварино уже отогнали, курсировала на иномарках между лагерем беженцев на российской стороне границы и изваринским дьюти фри и устраивала в лагере ночные дискотеки.
Товарища офицера пробирает на шуточку в стиле Антона Горина. Он тормозит машину, выходит, принимает облик сержанта Хартмана (FMJ у человека - один из любимых фильмов, как и "Band of brothers"+"Pacific", так что войти в эту роль - не проблема) и подходит к тусовке.
- Молодые люди! - говорит военный максимально убедительным тоном. - Вы мобилизованы и прямо сейчас вместе со мной отправляетесь защищать Родину!
Молодые люди стартанули от него с непостижимой скоростью. Хотя всем прекрасно известно, что призыва в ЛНР нет. Но рефлексы, рефлексы... рефлексы опережают разум. Тут товарищу офицеру, конечно, стоило бы завершить ситуацию не менее по-горински и составить охуевшим дамам приятную компанию до самого утра, но бумажки надо было отвезти вовремя, и герой повествования отправился таки в штаб.

Над историей все, конечно, паржали, она несомненно уйдёт в народ и некоторое время коньтингент на прикол будет покупаться с таким же эффектом.

Однако ситуация с защитой Родины тут действительно мрачноватая, и я даже не знаю, стоит ли ещё о ней писать на публику. Совсем уж шпиёном укроповским заклеймят. Хотя как-то обобщить и систематизировать ситуацию надо. Ибо надо её как-то менять, а чтобы менять - надо понять, как и с чего можно начать.

Дело Гудвина

Гудвин выложил у себя в ЖЖ подробное описание происхождения статьи 159 части 4, по которой его давеча попытались закрыть.
Заказуха да, но вроде бы не имеет отношения к его текущей политической деятельности в Новороссии, крайним эпизодом которой был ещё один разведдопрос у Гоблина по итогам съезда в Донецке.



И вот тут главный сюрприз: когда меня, в наручниках, сплавовской тренировочной гимнастёрке и джинсах вывели из камеры в зал суда, меня там встретили все члены моей команды, которые были в России - Ирбис, Атлас, Скрипач и Рысь. Все в форме, с шевронами. Исполнение ими воинского приветствия шокировало конвой настолько, что пауза очень напоминала МХАТ, а изредка попискивающий конвойный пытался сказать "разгривать запрщ!.." - но вид боевой формы и боевого единства как-то свёл этот звук до пшика, а молчаливое единство в глазах, без единого слова высказанное, сделала этот выпад вообще неуместным. И вот тогда я сказал себе, что этих людей будет уважать любой: и друг, и враг. Ребята, я вами гордился.

Шотутсказать? Я предполагал, что два месяца на то, чтобы сделать всё как надо, мне таки не дадут потратить укропы. Увы, причуды российской фемиды оставляют мне неделю от силы для приведения в должный тонус наших связистов. Придётся ехать в Мск и там разбираться с последствиями, которые случатся для наших с Гудвином дел от его вынужденного сидения под арестом и дальнейшего участия в тяжбе.