July 10th, 2015

Шок и размышления

Вчера вечером, распечатав руководства по ТПУшкам, решил подоёбываться до наших связистов на тему знаний в этой области. Дабы сподвигнуть к чтению. Результаты превзошли. Человек не первый месяц лазает чуть ли не ежедневно по танкам и другой технике с ТПУ Р-124, но не знает, что такое агрегат "ПВ", что он делает и где его искать. Копнул чуть поглубже - оказалось, что человек не очень ориентируется в самом принципе работы ТПУ. И, соответственно, в принципах его использования. Причём это незнание и соответствующие ему манипуляции с ПТУ и пояснения для экипажей техники в перспективе порождает массовое "заматывание тангент" механами, которое я описывал. Причём, что особенно пакостно, начнётся это заматывание именно и только на боевых, потому как в других условиях у нас значимая часть механов просто не успевает заебаться снимать руку с рычага, чтобы клацнуть тангентой - ездят полными экипажами на большие дистанции с полноценным радиообменом не так чтобы очень часто. На боевых - заебутся и начнётся. То один, то другой танк будут выпадать из связи при полностью исправной радиостанции и ТПУ. Причём не факт, что экипаж будет доживать до возможности задать вопрос связисту - "а хуле у нас рация неисправна?", с которого начинается процесс поиска неисправности, приводящий к замотанной в положении "ВЫЗ." тангенте механа.

В общем, сидишь такой на ящике от 159-й, качает тебя ветерком после суток без сна, а ты понимаешь, что вот сейчас вот как раз и должна начаться твоя работа. Фиксируешь тельце хватом за ящик, уже рот открываешь, чтобы эту самую работу начать, и... видишь перед собой людей, измождённых целым днём беспонтовой беготни. Которых просто жалко. Будешь ебать им сейчас мозг и чувствовать себя изувером.

Нет никакого систематического обучения технических специалистов. Всё урывками, в промежутках между очередными "все подорвались и побежали носить круглое и катать квадратное". Причём энтузиастов уже далеко не тот процент, что был в начале. У многих естественное состояние не "поиск новых знаний и умений" а "упасть на койку в располаге телевизор посмотреть".

Да, чтобы два раза не вставать. Уже давно началось и продолжается по нарастающей в каментах везде, где появляются ссылки на мои записи, бубнение в духе "Он ноет как Стрелков, всё не так плохо".

Граждане, я вас разочарую. ВСЁ НА САМОМ ДЕЛЕ ГОРАЗДО ХУЖЕ, ЧЕМ Я ПИШУ. Я, включая "взорваший блогсферу" как принято говорить, текст про Дебальцево, пишу не обо всём, берегу вашу нежную психику. Как, полагаю, щадит её и Стрелков в своих аналитических выкладках, избегая сгущения красок.

Формула "Ну вот нам же по телевизору/в ютубе показали, как всё хорошо!" не катит. Красивую картинку можно сделать из совершеннейшего ужоса. А потом начинаются боевые и, всё оказывается несколько не так как на учениях. Шапкозакидательство заканчивается историями типа первого и второго штурмов Грозного в начале первой чеченской войны.

Сложность ситуации, однако, подразумевает не то, что надо разрыдаццо и всё бросить с воплями "Нас предали, мы в анусе!", а то, что наоборот надо впахивать ещё сильнее. И здесь есть люди, которые впахивают. Валятся от усталости, лежат пару часов в полусонном забытьи, потом снова встают, заливаются крепким чаем или кофе и идут работать. И так - почти непрерывно. Причём не обязательно это россияне. Местных таких тоже хватает. Собственно, именно про таких я хотел писать "текст про ополченцев", обещанный читателям ещё до отъезда из Москвы. Увы, придётся его отложить - надо успеть написать много чисто технических вещей и сделать много технических и организационных дел.

Вы, конечно, спросите - "А как же вера в победу?" Не знаю. У меня всё сложно с верой, я предпочитаю знание. Верю я только в русский народ. В том числе потому, что немного его знаю. И то, что я вижу каждый день без шуток титанические, невероятные усилия наших людей по исправлению сложившейся ситуации, убеждает меня в том, что я в него правильно верю. А верить в победу не надо. Её надо делать. На фронте и в тылу.

Кто ранил Захарченко

Обнаружил в сети информацию о том, что Захарченко якобы был случайно ранен собственным охранником. Она есть, например, здесь.

Так совпало, что именно сегодня я выслушал в деталях историю ранения Захарченко от нашего бойца, который сейчас служит в 4 ОТБ, бывшем "Августе", мотострелком, а зимой служил в разведке. Разведчики "Августа" тогда много где побывали. Санжаровка-Зоринск-Комиссаровка-Чернухино-Дебальцево - это самый общий маршрут.

Сегодня, проходя мимо лавочки у располаги разведчиков, встретил этого бойца, только что вернувшегося из длительного отпуска. Некоторое время трындели на тему раций, потом съехали на зимние события. Бойца привело в окружение Захарченко появление на ЛНРовских позициях ДНРовцев с вопросом - "Есть ли квалифицированный гранатометчик?" О том, что он находится в группе самого Захарченко, боец не знал чуть ли не до самого момента ранения руководителя ДНР. Вместе с ним боец попал под огонь снайпера. Он пробежал простреливаемый участок раньше Захарченко и в деталях видел и то, как его ранило, и то, как Захарченко выполз из под продолжавшегося обстрела. Я человеку склонен доверять.

Собственно, это вроде бы он на ролике с окраин Санжаровки говорит "На тебе лопату!".

Такие дела.

Политработники отакуэ

Нынешний замполит батальона готовит страшное оружие в борьбе с укропами - агитационную плащ-палатку. Это такая плащ-палатка, на которой закреплены заламинированные листочки А4 со всевозможной агитацией. Флаг ЛНР, герб, портрет главы ЛНР и его краткая биография, список методов самоконтроля в бою и прочее. Монтируется это на плащ-палатку чтобы, значит, всегда возить этот портативный стенд с собой и, если надо, быстро разворачивать.

Ну, я как услышал - сразу предложил дизайн и метод использования.

Мда... будем надеяццо, что на передовой с людьми будет и предыдущий наш православный замполит Петрович, ныне занявшийся связями с общественностью. С его неформальными подходами к работе политрука толку может быть больше. Надо бы, кстати, про него написать как время будет.

Новороссийские зарисовки. Гудвин.

Промотал наскоро несколько статей о “Деле Гудвина”. В одной из них торопившийся верстальщик за неимением фотографии фигуранта воткнул фото какого-то человека в маске с автоматом. Подумалось, что самая удачная фотография Гудвина, существующая на данный момент, сделанная осенью прошлого года и наиболее полно тему Гудвина раскрывающая, увы, утрачена. Впрочем, почему бы не попробовать воссоздать её текстом?

Прошлый год. Донбасская осень, пока ещё сухая и солнечная, но ночами и даже вечерами уже весьма прохладно. Мы несколько дней к ряду имеем секс с трофейной БМП-2. Ходовая вроде как уже давно сделана, а вот ствол и механизм пушки прежние хозяева последний раз чистили наверняка ещё задолго до войны. В итоге затвор тридцатимиллиметровки намертво заклинило в каком-то нештатном, среднем положении, и пришлось в итоге выбивать его вперёд молотком. Когда выбили, вынули и почистили, БМПшку погнали на стрельбы.
Группа возвращается в сумерках, чтобы в темноте (с электрикой у машины ещё не всё ок) никуда случайно не въехать и ни на что не наскочить. Гудвин на месте наводчика, морда чёрная, в пыли и копоти, почти в цвет шлемофона. Вылезает из башни, устало садится на броню, снимает шлемофон и вытирает пот со лба, превращая монотонный чёрный в какое-то подобие полосатого камуфляжа. Выдыхает:
- Карьера юриста удалась!