?

Log in

No account? Create an account
Бойцовый кот Мурз's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Thursday, August 6th, 2015

Time Event
1:11p
Новороссийская зарисовка номер двенадцать. Здесь живут мины
Я не вожу машину, и мне сложно представить течение мыслей водителя во время движения. Могу сказать, что когда долго едешь пассажиром, и нет необходимости следить за тем, чтобы не проехать свою остановку, смотришь за окно, и мысли очень быстро убегают куда-то в сторону от текущего момента. Иногда, когда следить надо, они всё равно убегают, и обнаруживаешь себя уехавшим черт знает куда.

На прямой дороге из Донецка в Луганск, через Дебальцево, пусто. Пусто и на большинстве блокпостов, которые в прошлом году стояли на каждом перекрёстке. Сейчас это – заброшенные лачужки из подручных материалов на обочине, поросшие травой окопы, остатки импровизированных валов из мешков с песком. На дороге остались бетонные блоки, перекрывающие возможность прямого проезда поста на большой скорости, но людей уже нет. Отсюда сняли всё, что могли, и всех, кого могли, на следующий, обитаемый пост. Застаём там движуху с подъемным краном – надстраивают укрепления вокруг постов дежурных. Отсюда до фронта не так уж далеко, так что меры предосторожности вполне обоснованы. Во время внезапного артналёта и они, и пассажиры проверяемого транспорта могут просто не успеть добежать до какого-то другого укрытия. Среди пасторальных пейзажей мирных равнин и колосящихся полей никто не забывает о том, что укропы почти каждый день месят артой Горловку. Опытные люди понимают, что когда прилетит – поздно будет. Надо заранее поработать, чтобы потом не придерживать рукой кишки, вылезающие из вспоротого осколком пуза.

На одном из дебальцевских блокпостов сразу за поворотом в сторону Донецка - домик. Не могу сказать людям “Притормозите, я – блоггер, мне по малой фотографической нужде надо выйти”. Вместо камеры в противоударном “кирпиче” “Runbo”, который я на ходу уже не успею достать и навести на цель, пытаюсь быстро включить зрительную память.

Одноэтажный домик. Два входа, две одинаковые синие деревянные двери. На левой мелом написано “Здесь живут”, а на правой большими буквами “МИНЫ”. Надписи на одном уровне и в единой цветовой гамме зловеще сливаются в одну.

Здесь живут мины.

Уже через секунду надпись теряется из виду. Еще пара секунд - и сам домик почти полностью скрыт от глаз пышной зеленью, да и сам этот зелёный островок быстро теряется в общем буйстве летних красок.

Из-за холмов выползает навстречу “Чернухинский курятник”, в эпической битве за который успели поучаствовать наши танкисты. Одна самых крупных местных птицефабрик оказалась тогда в эпицентре боёв. Батальон две недели ел курятину. Грузовик, привозивший на передовую боекомплект, уезжал на базу с несколькими кудахчущими мешками в кузове.

А вот и Зоринск. Автостанция с мойкой. Зимняя база Паши-Бандита, опытного вояки, человека весёлого, но, при всей своей видимой непринужденной бесшабашности, очень продуманного. На звонке телефона известный мультяшный хит – “Мы – бандито, гангстерито, мы - костето-пистолето… О-йессс!…” Связисты, приданные нашим танкам, пришедшим на помощь Бандиту, жили тогда в ангаре автомойки. Большую часть ангара занимал склад боеприпасов, а мы спали в комнатушке рядом. Спокойно спали. Случись что, попади сюда залётный снаряд или “карандаш” “Града” - нас просто испарит, можно не заморачиваться.

Непривычно видеть это место без караула на въезде, без бело-зелёных коробок маталыг и БТРов на территории, вокруг которых вертится движуха, облачённая во “флору”, маскхалаты и разномастные камуфляжи. Вот здесь, на этом самом месте, отплясывал в эйфории и лез обниматься водитель БТРа, у которого близким разрывом вырвало “с мясом” аппарель бокового люка – “Мы живы, Андрюха! ЖИВЫ!!!” Я, помню, стоял грустный и думал “Йес ай ду, а что толку?”.

А в соседнем здании был медпункт, куда меня приволокли, пролежавшего целый день с дикой температурой и упадком сил. Лежу на носилках, медики суетятся, уже готов печальный диагноз. Внезапно заходит с какими-то гуманитарщиками комиссар “Призрака”, trueredrat, с которым виделись недавно, когда мы пришли с парой танков к ним на Комиссаровскую “зону”. Приподнимаюсь на носилках и окликаю его:
- Лёша! Добрый!
- Мурз?! – недоумевает он. – А ты что здесь делаешь?
- Говорят, воспаление легких.
Хер там воспаление. Как оказалось, нету ничего, ещё повоюем. И, несмотря на то, что по дороге в больницу машина “скорой” на полном ходу влетит в колдобину, и я поимею компрессионный ушиб левой руки, я наглым образом сбегу из больнички обратно в батальон. “Не надо лечить мой бронхит, он – хронический!”

После бессонной ночи на втором часу дороги в Луганск, да ещё по жаре, меня начинает клонить в сон. Закрываю глаза. Я не очень впечатлительный человек, но иногда живое воображение выкидывает довольно замысловатые коленца. Из марева полусна навстречу снова выплывает маленький домик и надпись.

ЗДЕСЬ ЖИВУТ МИНЫ.

И приходит смутное чувство смертельной опасности, будто это какие-то ядовитые мелкие зелёные зверки, минки-монки, расползлись по углам и щелям, затаились в траве. И среди этой смерти, разбрызганной вокруг вихрем войны, скачет в эйфории механ, вырвавшийся из-под обстрела у Чернухино.

МЫ ЖИВЫ, АНДРЮХААААА!
5:58p
А в ЛНР, оказывается, демократия и правовое государство! А пацаны-то не знают!
Встречался вчера утром со знакомыми жителями ЛНР, возмущенными некоторыми явлениями природы. Одним из главных возмутителей являются люди, убежавшие в свое время от страшных сепаратистов и террористов, а теперь возвращающиеся во все больших количествах с украинской стороны. Это не один человек вернулся, поток достаточно ощутим. Причём не бомжики за цветметом пришли в шортах и сланцах, возвращается весь спектр людей - от школьных учительниц до прокурорских работников, пребывавших до войны в заметных чинах. И возмущают они не фактом своего возвращения, а разговорами типа "Ну, мы всё понимаем. Вы ошиблись, на что-то надеялись, бывает. Ну ничего, скоро всё снова вернётся на круги своя, будете жить в Единой Украине". Причём не устраивает местных не то, что это кто-то на кухне говорит своим близким из числа сепаратистов-террористов, думающих о житье-бытье.
Не устраивает то, что та же школьная учительница, вернувшись с той стороны, имеет возможность рассказывать это детям в школе.
Я говорю:
- Ну, вот такие у людей взгляды на будущее. Можем ли мы судить их за "укропство"? Мы же не укропы, которые сажают людей за "сепаратизм".
Человек, как мне показалось, после этой моей фразы несколько растерялся.
В общем, сложное состояние это - ни мира, ни войны с нацистами. Враг считает врагом и тебя, и любого, кто тебе сочувствует. Записывает его в "бытовые сепаратисты" и преследует. А ты не можешь одобрять репрессии против человека, который сочувствует нацистам. Потому что ты, во-первых, не нацист, а во-вторых, нельзя арестовывать человека за пропаганду Минских соглашений, подписанных представителями ЛНР. В которых написано, что ЛНР будет Украиной. Всё-таки, пока ЛНР есть, она - демократическое государство.
9:45p
Подводя промежуточные итоги
Будучи в Луганске, зашёл давеча в батальон. В штабе оставил свой рюкзак человеку, которому обещал такой же, пропавший в Донецке вместе с отжатым "Топазом" имуществом отряда БПЛА ГРУ ДНР. Потом пошёл к связистам, вручил бойцу свои запасные берцы вместо тех, что пропали таким же образом.

Там же в Луганске выяснилось, что жертвой этой истории стал также и kleineslon, маленькая посылка которому, передававшаяся через Гудвина, таки успела уехать из Луганска в Донецк и пропасть там вместе с вещами нашего отряда.

На границе таможенник ЛНРовский попросил "какие-нибудь наколеннички". Человек служит с удалёнными менисками фултайм беготни на КПП. Когда совсем тяжело - перематывает эластичным бинтом. Я сказал ему, что для его случая нужны не защитные наколенники, а другие, спортивные. Достал и отдал свою пару. Я себе ещё куплю. Да и похудел изрядно - уже не так пиздец суставов чувствуется.

Мда... год назад с того же самого Изварино одного из таможенников увезли с сердечным приступом.

На российской стороне сотруднег в штатском поинтересовался, не вывозим ли мы что-нибудь _этакое_ на флэшках. Нет, говорим, по интернету пересылаем и в "облаке" храним.

Потом - целый день раскалённой трассы, пробитое колесо, полный салон пустых бутылок из-под минералки, наполовину прочитанный холмогоровский сборник "Карать карателей" - и мы в Москве.

Здесь к нашим услугам очередной раунд эпической пахоты на работе, сборы грузов для фронта и... пока не встречался с Гудвином по теме отряда БПЛА.

Собственно, по этой истории с исчезновением имущества есть кое-какие подвижки. После моего доклада общественности о ситуации "Номер 1", наш боец, который вывозил имущество к "Топазу" и после этого _внезапно_ ставший уже его бойцом, ранее наглухо закрывшийся от меня в соцсети, проклюнулся и удивлённо спросил "Какие ко мне претензии???" в ответ я человеку написал:

"Почему, получив 9 июля чёткое и недвусмысленное распоряжение Гудвина оставаться на месте и ждать приезда наших, ты принял решение о вывозе 10 июля куда-то какого-то оборудования, и при этом ДО вывоза оборудования не уведомил никого, хотя такая возможность у тебя была. При этом вывозилось оборудование с нарушением всех полученных инструкций по действиям в непредвиденных ситуациях. На основании чего было принято такое решение?"

И предупредил, что до вразумительного ответа на этот вопрос никакого дальнейшего диалога не будет. С интересом жду ответа.

<< Previous Day 2015/08/06
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com