October 26th, 2016

Неудачное совпадние

Панин с собакой затмил собой премьеру "Её звали Му-Му", экранизации теплой ламповой шелленберговщины наших службистов образца 2010-го года. Пока час с лишним удалённо возился в чужом компе, посмотрел фоном. Скучновато. Сценариста на мыло. И Олеринская сыграла бы круче. Единственное светлое пятно - экранизация доброхотовского "ненароком обыскал", пусть и усечённая.

Но если не придираться, то это тот самый случай, когда режиссёр сделал за наших либералов всю их работу. Ведь это они тогда должны были вместо череды фейспалмогенерирующих самооправданий сделать из этого трагедию имени "Му-му".

И да. Не открывающиеся створки шкафчиков на кухне - дикое, адское палево, непонятно зачем нужное.

Из переписки

[начало цитаты]
- А *** мы, похоже, всё-таки получим. *** получил счёт и оплатит сегодня.
- Это просто замечательно.
- Это хоть что-то. Знаешь как бесят вот эти все попытки заткнуть адские, бездонные прорехи мизерными ресурсами. Ведь каждая прореха... в неё потом сотни человеческих жизней утекут.
- Знаю. Надоело лепить Rусский Миr™ из говна и палок.
- Не надоело, но бесит.
[конец цитаты]

Примерно так, да.
На меня, кстати, активно насела работа. Вангую по этой причине длительные задержки в переписке почтой и личкой, но вы держитесь там.

Очень надеюсь быть завтра в шокофабрике на презентации томика Долгаревой. Поэтесса с паспортом ЛНР, насколько я понимаю, уже успешно едет в Мск автостопом.

— У вашей милости с собою книга?
Алатристе скосил глаза на выглядывающий из кармана томик, рассеянно ощупал, потом достал его и протянул генералу. Тот с любопытством перелистнул несколько страниц.
— Кеведо? — не без удивления спросил он, возвращая книгу. — Зачем он вам на галере?
— Чтобы пережить такой день, как сегодня.
Он снова запрятал книжицу поглубже. Горостьола и остальные взирали на все это в растерянности. Понятно бы еще, если б человек носил с собой псалтирь или молитвослов, но — это? По всему было видно, что никто из них слыхом никогда не слышал о Кеведо или как его там.


Роммелю в рюкзаке, конечно, и так всё время тесно. Но, думаю, он малость подвинется.