October 26th, 2018

Сникших волонтёров и стыда диванных войск псто. Немного о нашей работе

По наводке известного сепаратиста Изи Кацмана с большим интересом ознакомился со статьёй ополченца Святослава Голикова, написанной вокруг записи в телеграм-канале военкора Александра Сладкова - "Донбасс. Несколько ядовитых слов о войне". Святослав развил озвученную Александром тему о том, что в войсках не хватает буквально всего и вся, тылы не обеспечивают этим "всем", часто в том числе и потому, что некоторых предметов снабжения просто не предусмотрено, а большинство - неадекватны задачам. А волонтерское движение, которое могло бы это восполнить, по нашу сторону фронта "сникло". Позволю себе пространную цитату из:

На данный же момент нехватка ощущается буквально во всем, так что волонтерскую деятельность, которая может в определенной степени облегчить ситуацию, необходимо всемерно поощрять – так, как ее поощряют по ту сторону линии соприкосновения. Но в реальности мы имеем прямо противоположную ситуацию.

В самих республиках Донбасса тема проблем со снабжением в официальном информационном поле табуирована. Действующим военнослужащим запрещается публично озвучивать свои нужды и сниматься в сюжетах об оказании гуманитарной помощи.

При этом в республики сложно провезти адресную помощь для действующих подразделений, особенно если речь идет о предметах военного назначения. Люди, которые ухитряются это делать, работают по каналам, согласованным на основе определенных личных договоренностей.

Предполагается, что вся помощь должна поступать в распоряжение соответствующих республиканских структур и централизованно распределяться по их усмотрению. В результате такой централизации распределение всецело зависит от личной порядочности конкретных должностных лиц, при этом ведение независимого мониторинга не представляется возможным.

В то же время тема гуманитарной помощи народной милиции остается вне поля зрения федеральных СМИ. Целенаправленного освещения и популяризации работы российских и местных волонтеров нет, мощнейшие информационные ресурсы попросту не используются.

В итоге у ребят в окопах создается устойчивое впечатление, что «большой земле» нет до них никакого дела.

Необходимо четко осознавать, что проблемы корпусов народной милиции не являются секретом для оппонирующей стороны. Замалчиванием этих проблем мы не вводим противника в заблуждение, а обманываем сами себя. Ситуация даже не «стабильно сложная» – она неуклонно деградирует. Подход в стиле «у нас все хорошо, мы всем довольны» себя не оправдал.


Не знаю, кто там сник, я не вижу поводов к "сниканию", пока я могу что-то делать и вижу, что это приносит результаты. К трудностям, которые возникают с завозом из РФ тех или иных вещей для фронта, надо относиться с пониманием, пониманием их неизбежности при наличии границы между РФ и Республиками. Очень сложно, если вообще возможно, организовать полностью формализованный по какому-то набору протоколов "интерфейс взаимодействия" волонтёрских организаций с официальными госструктурами по обе стороны линии Изварино-Успенка. Всё, что я вынес для себя из общения меня, как представителя благотворительной организации, с госструктурами по этой теме, укладывается в формулу "Дружба с динозаврами - занятие только для упорных и терпеливых млекопитающих".

Да, госструктуры нервно относятся к идее бесконтрольно провозить через пограничные КПП "Газелями" броники-каски-рации, потому что хотят быть уверенными, что это не пойдёт в продажу, ибо тогда имеет место нарушение таможенного законодательства. Да, они хотят быть уверенными, что это попадёт именно в войска Новороссии, а не в схроны "спящих" боевых групп и агентуры СБУ. Но. У нас, у КЦПН получается договариваться и доставлять в войска те вещи, которые им так нужны - оптику, электронику, связь, снаряжение и различные спецсредства, ставить их на учёт.

Типовой пример организации такого учёта "снизу" я приводил.



Недавно опробовали и вариант "сверху". Надо было передать в донецкий отдельный танковый батальон "Дизель" танкистам британские радиостанции, работающие в частотах танков. Я договорился с соответствующей службой ДНРовского корпуса и согласовали форму учёта этой внештатки, по которой форме всегда можно провести сверку и выяснить, как там что в сохранности или нет.

Или, например, созваниваюсь со связистами "Республиканской гвардии", которая через Министерство обороны получала такие же станции. Связисты просили хотя бы одну "базу", помощнее простых носимых. Привёз. Ребята спрашивают - а можно нам координаты кого-то, кто тему ведёт в МО? Уточниться по документам на предыдущую партию. Даю телефон человека, у которого в папочке аккуратно подшиты все актики на передачу станций в подразделения. "Заодно и эту впишите в учёт".

В том же "Призраке" учёт был поставлен нынешним его командиром ещё в пору бытности его зампотылом того же "Призрака". Уже типовой алгоритм визита в Кировск выработался. Приезжаем к ним на ночь глядя (потому что по дороге ещё много кого надо навестить-порадовать), водитель идёт отсыпаться, а я до утра распаковываю всё на складе, раскладываю всё привезённое по категориям. Утром рано приходят складские и переписывают всё в акт. И тут же комбат вызывает начальников служб - получать и маркировать привезённое. Тот же ночник, привезённый в ночь на 7-е мая, отработал первые цели уже 8-9 числа.

Был период, когда все гуманитарные грузы, привозимые в "Призрак", фиксировались сразу, начиная с момента откидывания борта грузовика или открывания двери легковушки или "Газели". Марков, тогда ещё зампотыл, вставал с видеокамерой у машины и снимал каждую выносимую коробку, мешок, свёрток, общий план, маркировку крупным планом. Я так однажды с его помощью сумел восстановить маршрут методичек для танкистов, которые поехали не туда, когда надо было по причине нечётких устных указаний перевозчикам. С тех пор даже небольшие грузы помимо непосредственных маркировок имеют "сопровод", бумагу, где чётко описан груз и все адресаты.

Так что "непроходимость" официоза побороть нужно и возможно. Да, трудно. Но, простите, это часть нашей волонтёрской работы. РАБОТЫ. О том, что это именно работа, тяжёлая, нервная, неблагодарная, такая же примерно как у солдата, только без ежеминутного смертельного риска, и хочется сказать пару слов.

Collapse )